Форум » Интервью » О времени и о любви » Ответить

О времени и о любви

Татьяна: «Я жуткий ЭГОИСТ и считаю, что далеко не каждый человек, который хочет что-либо узнать обо мне, ИМЕЕТ НА ЭТО ПРАВО»

Ответов - 100, стр: 1 2 3 4 5 All

Victoria: Татьяна, но новый "Гамлет" через год с небольшим после ухода из репертуара МХТ прекрасного бутусовского "Гамлета" -- это в каком-то смысле интереснее, чем вся остальная куча.:) Особенно после намека на то, кто будет играть в новом спектакле.;) Хм-м-м, неужели Клавдий?..

Sonja Fischer: У него так много замечательных планов. Оставил бы Ленком в покое :-(

Татьяна: Сергей Чонишвили: «Дорога в Новосибирск мне знакома с детства» Популярный актер выступил в Новосибирской филармонии с программой «Сказки Пушкина» и рассказал, почему отмечает день рождения классика каждый год. Вы впервые в Новосибирске? Нет! Открыл для себя этот город еще в детстве, когда жил по соседству – в Омске. 10 часов на поезде, и я здесь. Сейчас, конечно, реже приезжаю – большая загруженность. Последний раз был 3 года назад, вместе с московским Театром Нации. Играли спектакль «Метод Гренхольма» в театре «Глобус». Сейчас приехал по совершенно другому поводу – прочитать стихотворения Пушкина разных лет под музыку в исполнении камерного оркестра филармонии. В каком возрасте произошло ваше знакомство с Пушкиным? Вы знаете, я с Пушкиным знаком давно, а его день рождения 6 июня всегда был праздником в нашей семье. Дело в том, что это день рождения моей мамы – актрисы Омского драматического театра, Народной артистки России Валерии Прокоп. Поэтому и отмечали всегда ее день рождения и поэта одновременно. А что касается творчества – первое, с чем столкнулся, была поэма «Руслан и Людмила». Как думаете, Пушкин писал для детей или взрослых? Думаю, он просто писал. Без оглядки на какую-либо аудиторию. Конечно, были вещи не для всякого возраста – к примеру, матерные стишки. Сергей, а теперь не про Пушкина... Вы несколько лет являетесь голосом телеканала СТС, озвучиваете множество фильмов и передач на других каналах. Скажите, что чувствуете, когда слышите собственный голос по телевизору? Меня часто спрашивают об этом. Мол, не вздрагиваю ли, когда слышу собственный голос... Вы знаете, нет. Более того, я вообще телевизор не смотрю. Времени не хватает.


Татьяна: Сергей Чонишвили: «Меня почему-то постоянно спрашивают, бывал ли я в Новосибирске. Да я жил неподалеку!» Главный «голос» кино и мультфильмов ответил на вопросы о цензуре, Пушкине и рассказал о дружбе с новосибирским дирижером …Мачете, Ричард Риддик: что общего между этими персонажами разных фильмов, которых сыграли абсолютно непохожие по типажу актеры? Если для зарубежных зрителей это будет «вопрос на засыпку», то российские любители кино наверняка ответят без проблем. Все они в российском прокате говорят голосом одного и того же замечательного актера – Сергея Чонишвили – который озвучил десятки фильмов и мультиков и является «голосом» одного из центральных каналов. На гастролях в Новосибирске артист нашел немного времени, чтобы пообщаться с журналистами. - К сожалению, в Новосибирск последнее время я приезжаю нечасто, и мне журналисты почему-то всегда задают один и тот же вопрос: «Впервые здесь или нет?», - Сергей Чонишвили с улыбкой устроился напротив и начал разговор. – Отвечу сразу: последний раз я приезжал к вам вместе с «Театром Наций». А вообще я с 1966 по 1982 год жил недалеко отсюда, в 10 часах езды на поезде – в городе Омске. И в то время в Новосибирске я бывал часто. - А мы знаем, что как минимум один товарищ в столице Сибири у вас точно есть… - Тут вы правы! С Алимом Шахмаметьевым, главным дирижером камерного оркестра Новосибирской филармонии, мы дружим уже давно. Познакомились, когда выступали вместе на одной сцене. В подробности вдаваться не буду, но скажу так: водку вместе мы пока не пили, но собираемся. - Вы на своих концертах часто читаете сказки Пушкина, Новосибирск не стал исключением. А с чего для вас началось знакомство с ними? - Первой сказкой Пушкина для меня стала «Руслан и Людмила», для меня с этого все началось. Александр Сергеевич писал не для детей и не для взрослых, он писал, как настоящий поэт, без оглядки на какую-либо аудиторию. У него есть вещи, посвященные конкретным людям, но, как правило, это ругательные стишки, благодаря которым мы в принципе знаем о существовании этих людей. Потому что не забывайте, что во времена Пушкина Александр Сергеевич был одним из поэтов, были рядом другие люди, которые в тот момент считались более известными. Но просто время все расставило по своим местам. - О «расставить по своим местам»: как вы относитесь к цензуре в театре, кино?.. - Искусство – это дело живое, и как только оно начинает вползать в какие-то рамки, которые ограничивают полет фантазии, это неправильно. Безусловно, внутренний цензор должен быть, однако и искусству нужно развиваться. Любая вещь, которая сделана со вкусом, имеет право на существование. Зритель голосует ногами, и как бы не пытались ему сказать «вот это хорошо, а это плохо», он будет все равно выбирать сам. Иногда в лучшую сторону, иногда – в худшую. Но это живое дело, и ты можешь в этом участвовать, но не можешь загонять это в какие-то рамки и контролировать. Татьяна КОВЫНЕВА http://www.kp.ru/daily/26393.4/3270403/

Татьяна: Сергей Чонишвили: «Ленком научил меня выживать в любых условиях» Анжелика Заозерская 3 августа актер театра и кино Сергея Чонишвили отмечает 50-летний юбилей. «Вечерка» встретилась с актером в кафе на Сретенке, рядом со студией, в которой «лучший голос» отечественного кино записывает аудио-книги, и поговорила за чашкой кофе. - Сергей, юбилей будете отмечать? - Нет. На два дня уеду из Москвы и выключу телефон. Поскольку во мне живут два 25-летних молодых человека, то отмечать полвека жизни неинтересно. Не понимаю привязку человечества к датам, рубежам…Да, я осознаю, что большая часть жизни позади. Хотелось бы и в 100 лет быть активным и выступать на сцене, как это делает наш гениальный Владимир Михайлович Зельдин, но от нашего желания зависит далеко не все. - Вы ушли из театра «Ленком», где прослужили 25 лет. - Если точнее, 24 с половиной года... Мой принцип – ни о чем не жалеть, и не оглядываться назад. Важно – настоящее и будущее, а не прошлое, каким бы оно не было. Тем более, сейчас я работаю в Московском Художественном театре, под руководством выдающего артиста, грандиозного театрального менеджера и во всех смыслах молодого человека – Олега Табакова. Кстати, 17 августа Олег Павлович отметит 80-летний юбилей. - Чему главному, важному научились в этом легендарном театре? - «Ленком» научил меня выживать в любых условиях. Когда отношения заканчиваются, нет смысла их «тянуть», а надо разбегаться, желательно, с честью и достоинством. Моя история в «Ленкоме» подошла к концу и началась другая. - Почему в последнее время вы мало снимаете в кино? - Моя физиономия не очень нужна нашему кинематографу. Поэтому нередко сижу за кадром, озвучивая других. На мой взгляд, это лучше и честнее, чем играть в плохих фильмах. - Считаете, что у нынешнего кино есть проблемы? - Те люди, которые сегодня занимаются именно производством кино, а это далеко не всегда режиссеры, не знают актеров, которые успешно играли в 70-е и 80-е годы. Не знают, потому что больны самой тяжелой формой болезни, имя которой «ленивая глупость». Это когда человек не только не отдает себе отчета в том, что он необразованный, но даже не хочет восполнить пробел в своем кругозоре. Из-за этой формы заболевания многие кумиры советского кино сегодня влачат жалкое существование. Себя к кумирам не причисляю, и, к счастью, работой не обделен. Не секрет, что актер не застрахован от перепадов интересов публики и виражей собственности биографии. Главное – не сойти с ума, не уйти в алкоголизм и не дойти до состояния ненависти к себе и всему миру. Надо принимать то, что есть сегодня и находить в этому довольствие. - Лично для вас как много значат деньги? Зачем, например, вы пишите книги, которые вряд ли делают вас богаче? - Книги дохода мне не приносят, но это меня не беспокоит. «Марать бумагу» - не моя профессия, и я спокойно отношусь к тому, что не являюсь массовым писателем. Если перед человеком стоит задача – заработать больше денег, на мой взгляд, ему следует чаще обращаться к врачу, который приведет его в состояние баланса. Денег должно быть ровно столько, чтобы ими не усложнять свою жизнь. Например, мне не нужна большая машина, и яхта не нужна, и загородный дом не нужен, потому что они будут отнимать у меня время и силы. Я езжу на машине марки «Ниссан», чтобы не «трястись» над ней и не задумываться о том, сколько она съест бензина. Конечно, я не хочу ломать голову над тем – сколько чашек кофе в день могу себе позволить по экономическим соображениям, насколько обеспечены мои родные… Да, и хорошо было бы иметь некоторый запас денег в случае «экстренной ситуации», чтобы не работать месяца два или три. - Надеемся, что «черная полоса», с травмами, операцией ноги, для вас закончилась, и теперь все будет хорошо. Есть ощущение того, что фортуна повернулась к вам лицом? - Часто вспоминаю изречение замечательного артиста Всеволода Ларионова: «Жизнь – слоеный пирог: где слой теста и слой г…, главное – не попасть вдоль». После тяжелого 2008 года, когда девять месяцев я был на грани физического нездоровья, понял, что, не теряя ответственности перед другими, профессией, надо больше любить самого себя. Этому искусству с тех пор и учусь. Правда, пока получится не очень. - Чонишвили – грузинская фамилия. Наверняка, для поклонников вашего творчества небезынтересно – какая кровь в вас преобладает? - Польской крови больше, чем грузинской. А еще у меня есть чешские, шведские корни. Принадлежность к кланам, нациям, группам, и все стандарты, связанные с этими разграничениями, существенной роли для меня не играют. Подгонять под каноны – признак ограниченности. Поэтому вопрос – кто такой грузин, как должен выглядеть грузин, мне не нравится. - Узнают ли вас на улицах, в магазинах? Наверняка, после роли князя Шадурского в одном из первых отечественных сериалов «Петербургские тайны» по роману Кристовского вас знали в каждом уголке страны? - Кроме князя Шадурского существует еще 60 ролей, и, слава Богу, что этот персонаж не стал тем самым зловредным персонажем для моей творческой биографии. Открою вам секрет, главное, чтобы узнавали в ГАИ, ЖЭКе и в больнице. Во всех трех местах временами меня узнают, и это помогает ускорению бюрократических процессов. - Какие из ролей самые любимые? - В театре: Фэрран в «Методе Гренхольма», Дориан Грей в «Идеальном муже», Панург в Гаргантюа в Пантюгрюэле…В кино: врач Михаил в «Чизкейке», Ушаков – в «Записках экспедитора», Саша в картине «Сезоны туманов». А роль Шадурского в длительном и, действительно, почти первом сериале стала для меня экспериментом в плане актерской игры, и выносливости. - Вы – экспериментатор? - Возможности организма выявляются только тогда, когда человек подвергает себя экспериментам. А если он садится на одни рельсы и всю жизнь идет по ним, никакого прорыва не будет. Правда, есть эксперименты в профессиональной области, а есть – в человеческой. Я – экспериментатор исключительно на актерском поприще. В обычной жизни – никогда. - А когда ваши работы получают награды, а это происходило неоднократно – и в театре «Ленком», и в театре «Нации», приятно? - Больше всего приятно, когда признают те люди, которые награды не выдают. Ибо любая награда, образно говоря, не увеличивает печень, не прибавляет шансы для покупки острова в Тихом океане, не дает возможность стать более талантливым…а следовательно, является только атрибутикой. Пока в тебе работает внутренний цензор, которого периодически надо проверять, до тех пор можно рассчитывать на развитие. Самый жестокий критик во всем том, что я делаю в театре и в кино, - я сам. Те люди, которые включают дома экран, который раньше назывался телевизором, а теперь он исключительно экран, если реагируют на мою работу адекватно, жизнь прожита не зря. Подробнее: http://vm.ru/news/2015/08/01/sergej-chonishvili-lenkom-nauchil-menya-vizhivat-v-lyubih-usloviyah-293464.html

Татьяна: Сергей Чонишвили: Во мне живут два 25-летних мальчика Популярный актер отмечает сегодня полувековой юбилей Безошибочно узнаваемый баритон Сергея звучит буквально отовсюду - им активно пользуются ведущие отечественные телеканалы для озвучки своих рекламных роликов и анонсов, его «одалживают» голливудские звезды перед выходом фильмов в российский прокат, он украшает эфир лучших радиостанций, в том числе и радио «Комсомольская правда», с которым артист давно сотрудничает. Телезрители также прекрасно помнят сериалы, в которых блистал Чонишвили-актер - «Петебургские тайны», Next... Накануне дня рождения мы позвонили Сергею и задали несколько вопросов. - Как будете отмечать 50-летие? - Никак! Уеду на два дня, отключу телефон. У меня нет какого-то особого отношения к этой дате, она для меня не этапная, а довольно проходная. Потому что во мне, наверное, просто живут два 25-летних мальчика. И слава Богу! - То есть обойдетесь без шумных застолий? А как же кавказская кровь? - Почему-то все меня спрашивают по поводу кавказской крови! Но во мне, помимо грузинской, есть еще пять кровей, и если я буду следовать традициям каждой из них, то, наверное, сойду с ума. Так что я не люблю шумные мероприятия и предпочитаю общение тет-атет. - Когда-то вы постоянно появлялись на экранах, а сейчас вас всё больше слышно, но почти не видно... - Для того, чтобы меня увидеть нужно идти в театр МХТ имени Чехова и Театр Наций. В театре стал играть гораздо чаще, а снимаюсь действительно редко - есть, правда, две уже отснятые новые картины, но в эфир пока не выпущены. В плохих фильмах играть не хочется, а то, что предлагают - это в основном литература не очень хорошего качества. Предпочитаю находится за кадром. А если уж в кадре появляться, то в документальном кино - так, на мой взгляд, честнее. Работать я меньше не стал, но, поскольку наш синематограф и ТВ заточены под определенные запросы, в этом продукте мне не очень интересно появляться. - Вы упомянули литературу - сами ведь, как известно, тоже пишете... - Да, написал один сценарий, две книжки, а третья дописывается. Но дописывается не спеша, потому что это не мой хлеб, хочу не торопиться, а получать удовольствие от процесса. - Кто из сыгранных и озвученных вами персонажей вам наиболее близок? - Если говорить о спектаклях, то это Фэрран в «Метод Грёнхольма», Панург в «Гаргантюа и Пантагрюэле», Дориан Грэй в «Идеальном муже»... В кино и ТВ это Михаил в картине «Чизкейк», Саша в фильме «Сезон туманов», Ушаков в «Записках экспедитора Тайной канцелярии». Забавный персонаж был в фильме «Человек безвозвратный»... Вообще я с любовью отношусь ко всему, что делаю. - Будучи мастером озвучания, вы подарили свой голос Вину Дизелю в «Форсажах». Последний из них набрал в прокате сумасшедшие деньги». Вам с этих денег что-то перепало? Ведь ваш вклад в успех достаточно велик... - Конечно, нет, не перепало, я просто получил гонорар. А то, что «Форсаж-7» получил такую кассу, было во многом связано с ажиотажем вокруг актера (Пол Уокер - Ред.), погибшего на съемках. Насчет моего вклада в общий успех - ну, не знаю, возможно, возможно (смеется)... Я просто честно выполнял свою работу. http://www.kp.ru/daily/26411.5/3287546/

Татьяна: Актер Сергей Чонишвили: Баку – один из немногих городов в мире, где рождаются гении! Актера Сергея Чонишвили мы слышим каждый день – на различных телеканалах, в документальных проектах, в очень многих рекламных роликах. Сегодня это, пожалуй, самый известный «голос из телевизора». А еще Сергей – талантливый актер МХТ им. Чехова и артист кино. Он дважды бывал в Азербайджане и рассказал «Москва – Баку» о своих впечатлениях. - В прошлом году вы возили в Баку спектакль МХТ им. Чехова, какую именно постановку? - Это спектакль, который поставила французский режиссер Мари-Луиз Бишофберже по роману Агаты Кристи, называется он «Свидетель обвинения». В Москве мы его играем уже третий год, а вот в Азербайджан вывезли впервые. Но это были не просто гастроли МХТ им. Чехова, это была специальная акция ювелирного дома Carrera and Carrera. Так как Рената Литвинова является лицом этой компании, то они презентацию новой коллекции решили совместить с показом нашего спектакля, где у Литвиновой главная роль. - Но это и не первый ваш приезд в Азербайджан? - До этого я бывал здесь еще в 1987 году, когда служил в Ленкоме. Тогда еще считалось нормальным делом - отправлять театры на большие гастроли в республики. И мы играли в Баку много спектаклей, и провели в Азербайджане 17 или 18 дней. Помню, мы давали «Диктатуру совести», «Жестокие игры», «Юнону и Авось» и еще что-то. - И какие у вас свежие впечатления от нового города? - Сейчас это абсолютно ухоженный город, даже плитка на набережной прекрасна. Как-то это сейчас все облагорожено и грамотно отреставрировано. Бакинцы обновили Старый город, понятно, что по большей части это новодел, но все равно все сделано с душой. В общем, вместо обычного советского запустения сейчас я обнаружил, что все в Баку приобрело цивилизованный вид. - А было ли какое-то особенное очарование в том, советском Баку? - Расскажу только один случай, который запомнился как милый эпизод, характеризующий местный народ. Где-то день на третий наших гастролей мы пришли с товарищем в чайную, самую простую, каких в Баку море. Заказали чай, а нам вдруг, кроме чая, приносят тарелку удивительно вкусной выпечки. Оказывается, официантка из этой чайной была на нашем спектакле, ей понравилось, и она сказала хозяину заведения – мол, вот пришли хорошие артисты, я вчера сама была в театре и восхищалась их игрой. И тогда хозяин решил сделать Нурзат Рзаевич Рзаев. - Сейчас город очень изменился. Что сразу бросилось вам в глаза, когда вы спустились по трапу самолета? - Честно говоря, мы прилетели, когда уже было темно, так что первые впечатления – от ночного Баку, который искрился огнями. Но даже ночью понятно, насколько стал красив город. Нас поселили в гостинице «Азербайджан», а в 87 году я жил в гостинице «Апшерон», которая находилась как раз напротив нынешнего «Азербайджана» (смеется). А так, к сожалению, в этот раз у нас был всего один день, поэтому нам удалось буквально в течение часа прогуляться по набережной и заглянуть в Старый город. Все остальное время мы работали: у нас была репетиция, потом пресс-конференция и спектакль, а рано утром мы уже улетели. - Как вам азербайджанский зритель? Как принимали вашу постановку? - Принимали шикарно. Особенно порадовало, что в зале сидел один мой знакомый – Эйюб Гулиев, с которым мы вместе выступаем время от времени в кисловодской филармонии. Там под музыку симфонического оркестра я читаю сказки. И вот мой друг оказался на нашем спектакле, потому что он сам бакинец. Из таких мелочей тоже складывается впечатление о поездке в конкретный город. Публика сначала вела себя немного настороженно, но потом очень хорошо реагировала. Как мне объяснили позже, эта первая зажатость присутствовала от того, что бакинцы немного отвыкли от гастролей театров, концертные встречи здесь нередки, а вот театральные постановки доезжают нечасто. - Баку считают кузницей талантов, отсюда родом Долина и Ростропович, Магомаев и Нобель, и многие другие. А у вас есть здесь преданные друзья? - У меня много знакомых из Баку, которые в свое время уехали из Азербайджана, но вопрос в другом. Баку – один из тех советских городов, который смело можно называть международным. Была, например, такой же Одесса. Это не принадлежность к конкретной территории, а вот что-то такое неуловимое, космополитичное. Например, мой дед, который был грузинским революционером-меньшевиком, всю свою молодость провел именно в Баку. Есть такие точки на Земле, которые толерантны ко всем, кто в них оказывается, и потом, благодаря такому «вавилонскому скоплению», рождаются гениальные люди – всем известные бакинцы. - Сергей, Баку - ведь это не только красивый современный город. Здесь словосочетания «традиции и сохранение культуры» - не пустые слова. Здесь древние стены и башни на каждом шагу… Удалось ли вам уловить энергетику этой старины? - Мне показалось, что древность практически отсутствует в Баку. Но весь новодел выполнен так искусно, что старинные дома и улочки легко с ним сочетаются. Мало городов, где вмешательство современных строителей в исторический облик улиц не раздражает. Баку относится к их числу. Вопрос тут вот в чем – видно, что азербайджанцы склоны к сохранению своего исторического наследия. Ведь проще всего снести старое здание, а на его месте поставить новое, и совсем другое дело – сберечь древность, заставив ее снова удивлять своей красотой. Если люди искренне хотят, чтобы вокруг было красиво – они этого добьются. Очень хороший пример в этом смысле – это Барселона, где в одном городе сразу три своеобразных городка: курорт, деловой и исторический центр. Вот Баку чем-то напоминает сегодня каталонскую столицу. Здесь приятно жить, работать и отдыхать. - Вы что-то привезли на память из Баку? - Нет, я в этом плане не подвержен никаким фетишам. Я предпочитаю хранить воспоминания о городе в виде впечатлений. Даже фотографировать не люблю, потому что, либо ты получаешь какие-то эмоции, и они остаются при тебе всегда, либо ты фотографируешь, а потом с холодным сердцем просматриваешь слайды. Если будет возможность, я лучше еще раз вернусь в Баку за свежей порцией положительных эмоций. Денис Борисов, "Москва - Баку" http://moscow-baku.ru/news/culture/akter_sergey_chonishvili_moy_ded_gruzinskiy_revolyutsioner_provel_vsyu_svoyu_molodost_v_baku_/

Татьяна: Заслуженный артист России Сергей Чонишвили: В нашей стране существует очень много красивых мест Мы беседуем с заслуженным артистом России Сергеем Чонишвили в здании Северо-Кавказской филармонии им. В.И. Сафонова. Только что в рамках проекта «Сказки старого Курзала» в Большом зале филармонии Сергей в гармонии с музыкой В.А. Моцарта и Д. Мийо в сопровождении академического симфонического оркестра Филармонии рассказал собравшимся детям и взрослым историю Малыша и Карлсона шведской писательницы Астрид Линдгрен. Родители Сергея родились в Грузии, папа – ещё в Тифлисе, мама – уже в Тбилиси. Так что есть все основания считать, что у него кавказские корни. А вот знакомство с родиной родителей у Сергея совпало с обстоятельствами довольно печальными: в доме, где жили его бабушка и дедушка по адресу Первый тупик Орджоникидзе, 6, умер один из жильцов, сосед дядя Гриша. Представьте себе тбилисский дворик, внизу – привязанный баран, которому скоро предстоит попасть на поминальный стол. Предчувствую скорую гибель бедное животное весь день громко и жалобно кричит. А на одном из балконов стоит маленький Чонишвили, смотрит на него и тоже кричит не менее громко и не менее жалобно. И было ему в ту пору без нескольких дней один год от роду. «Особенность ситуации заключается в том, что я долгое время считал, что в том момент мне было почти три года, - продолжает рассказ Сергей. Когда мне уже было около сорока, мы однажды с мамой сидели на кухне и вспоминали какие-то эпизоды из нашей жизни. Я ей рассказал это ситуацию, про то, что я помню дядю Гришу. И когда мама высказала по этому поводу серьезные сомнения, я взял листок бумаги и нарисовал примерное расположение комнат на этаже, где находилась квартира дяди Гриши. Мама удивилась и сказала, что он умер, когда мне было на несколько дней меньше года. Благодаря этому эпизоду я точно знаю, что помню себя почти с года». Если бы Вас попросили рассказать о Кавказе, о чём бы Вы сказали в первую очередь? «Во-первых, это красиво. Во-вторых, здесь замечательный воздух. В-третьих, это хорошая кухня, конечно, я говорю о настоящей кавказской кухне. В-четвертых, это доброжелательность живущих здесь людей. Их неуёмная активность в постоянном стремлении тебя напоить, накормить, развлечь. Когда в 1987 году у меня были гастроли в Тбилиси, мы прожили там с моим товарищем спокойно всего два дня. Всё остальное время гостеприимные хозяева нас передавали из рук в руки, отпуская только на время спектаклей». На шаблонный вопрос нашего корреспондента о его любимом блюде кавказской кухни, Сергей резонно заметил, что назвать таковое невозможно. Также, как назвать единственный любимый фильм или книгу. «Я могу сказать, что из кавказской кухни я, конечно, люблю шашлык. Я очень люблю баранину и считаю, что баранина – это вообще лучшее мясо в мире. Из экзотического могу назвать пхали, лобио. Мне очень нравятся чанахи, харчо или хаш. Довольно спокойно отношусь к сациви». Упоминание очередного любимого блюда Сергей, как правило, предваряет оговоркой «правильно приготовленное». Какие основные черты характера присущи кавказскому мужчине? «Во-первых, значимость. Каждый кавказский мужчина – единственный и уникальный в своём роде. Он – центр окружающего его мира, который крутится вокруг него. Ему присуще, в хорошем смысле, желание показать свои возможности. Причем возможности на любом уровне. Если это настоящий кавказец по крови и духу - это очень гостеприимный и доброжелательный человек, который сделает всё возможное, чтобы все его друзья стали твоими друзьями. Но! При всём при том самое существенное – что именно он тебя с этими друзьями познакомил. Это он сделал так, чтобы эти люди узнали тебя». Вы всю свою жизнь прожили за пределами Кавказа, хотя часто бывали здесь. Вас никогда не тянуло приехать и остаться здесь навсегда? «Вы знаете, я вообще очень космополитичен по взглядам и меня привлекает в качестве места существования то, где мне комфортно работать. А думать о том, где бы поселиться навсегда, я начну где-то после восьмидесяти шести, когда начну плохо ходить. Несмотря на то, что у меня кавказские корни, первая моя кровь - польская, поскольку поляки были в роду и по отцовской, и по материнской линии. Среди моих предков есть русские, грузины, немцы, чехи, французы и шведы в шестом колене. Представляете какой «компот» намешан! Поэтому мне очень удобно, я в любой момент могу какую-то кровь активировать, чтобы чувствовать себя комфортно, находясь в странах, например, Бенилюкса. Я, в общем, испытываю приятные моменты, приезжая в Северную Европу. Мне нравятся северный минимализм, строгость во взаимоотношениях. Мне очень симпатична игрушечная архитектура и эти старинные краски, которые там присутствуют. При всём притом дней через десять мне становится тоскливо от красивых пейзажей, великолепных фьордов и всего этого игрушечного мира. Мне всё время нужна новизна, я не могу долго находиться в одном месте. Я уже третий год приезжаю в рамках прекрасного проекта в Кисловодск, всегда испытываю радость от ожидания того, что я здесь появлюсь. Но с другой стороны представить, что я, допустим, здесь осел хотя бы на год, не могу. Маленькое пространство». Отвечая на следующий вопрос о том, является ли Кисловодск по его ощущениям Европой или Азией, Сергей задумался. «Давайте я вам скажу так - это не Европа, но это и не Азия. Вообще без учёта пиетета ситуации, того, что я сейчас нахожусь именно в Кисловодске, из всех городов этого региона у меня он вызывает наибольшие эмоции и какие-то особые позитивные чувства. Почему – ответить не могу. Как нельзя ответить на вопрос, почему мужчине нравится именно эта женщина, а женщине – именно этот мужчина. Если они смогут конкретно, разложив всё по полочкам, ответить на него, значит нужно прекращать взаимоотношения. Потому что из них ушли очарование, музыка». Последний вопрос. Человеку, который сейчас размышляет, ехать ли ему на Кавказ или не ехать, чтобы Вы сказали? «Ехать. Обязательно ехать и не медлить с этим. Во-первых, потому, что есть опасность, заключающаяся вот в чём. Желание превратить место отдыха в место развлечения всегда несёт за собой помимо положительных моментов (строятся новые дороги, гостиницы, открываются какие-то едально-питейные и торговые заведения) ещё и жуткий момент вползания туда цивилизации. И от этого становится немножко страшно, потому что девяносто процентов населения Земли имеет свои устоявшиеся понятия об отдыхе. В прекрасные уголки природы приходит цивилизация. Это ярко видно на примере одного из самых моих любимых мест - Гранд каньона. Куда пришла цивилизация, там стало неинтересно, скучно. Интересно, когда есть «настоящесть». Поэтому надо ехать на Кавказ и увидеть его природу, пока ещё есть такая возможность. Во-вторых, есть такая штука, очень характерная для нашего народа. Я пойду издалека, и вы поймете почему. Вот есть, допустим, человек, живущий в каком-нибудь Дюйске, посёлке на сваях в пятидесяти километрах от города Артёма. У него нет работы, он постоянно говорит о том, как ему плохо здесь живется. В городе Артёме потенциально он может найти работу. Но для этого ему нужно переехать из одного города в другой. А у него здесь в пяти километрах от дома небольшой участок, на котором стоит вагончик, и где он выращивает картошку и сажает огурцы. И он ни за что не хочет с ним расстаться. Вот эта невозможность и нежелание даже минимальной миграции у нашего человека, упорное следование принципу «где родился, там и пригодился», является, по-моему, одной из причин того, что мы живем так как мы живём. Ехать сюда нужно обязательно и для того, чтобы понять, что существует очень много в нашей стране красивых мест, которые за свою жизнь стоит посмотреть в том виде, в котором они существуют сегодня. Ведь что-то может уйти безвозвратно. Вот гейзеры на Камчатке перестали бить. А я, честно скажу, что Камчатка была одним из тех регионов, в которые я очень хотел попасть, но никак не мог туда добраться. И я понимаю, что в своей жизни что-то потерял. Это никак кардинально на мою судьбу не повлияет. Но мне очень обидно, ведь у меня была потенциальная возможность — это увидеть, которую я упустил. Приезжайте сюда. Здесь можно попить воды, поправить своё здоровье, подняться наверх и полюбоваться при хорошей погоде Эльбрусом, просто постоять и подышать самым чистым воздухом. И конечно же здесь есть что посмотреть. http://23rus.org/index.php?UID=18156

Татьяна: Интервью с Сергеем Чонишвили: «Могу себе позволить работать не ради денег» Известный актер ("Пепел", "Азазель") рассказал "Сегодня" о том, как стал ангелом смерти по имени Карлсон, о работе над последним романом Виктора Пелевина, почему застрял в возрасте 40 лет и об отношении к ненормативной лексике Имя: Сергей Чонишвили Ро-дил-ся: 03.08.1965 в Туле (Россия) Карьера: актер Заслуженный артист России, писатель, актер театра и кино. Играет на гитаре, блок-флейте и фортепиано. Родился в актерской семье. В 1986 году с красным дипломом окончил Щукинское училище, после чего по распределению был принят в труппу театра Ленком, в котором и прослужил 23 года. Зрителю хорошо известен по фильмам "Петербургские тайны", "Катька и шиз", "Любовники", "Азазель", "Записки экспедитора Тайной канцелярии". Но даже если временами Сергея Чонишвили не видно в кино, его обязательно всегда очень хорошо слышно. Потому что он — это прежде всего самый популярный и востребованный голос российского кино и телевидения. Он озвучивает фильмы и мультипликацию, рекламные ролики, аудиокниги, документальное кино, компьютерные игры, а также является официальным голосом канала "СТС". Голосом актера разговаривает Мачете в одноименном фильме, Вин Дизель из "Форсажа", Шрек, Бивис и Батхед. Магический баритон Чонишвили для многих — такой же бренд времени, как голос Левитана, Кириллова или Балашова в СССР. Последние несколько лет актер очень плотно занят в Театре Наций, а также в МХТ им. Чехова, где играет в нескольких спектаклях и который, похоже, стал для него родным. — Сергей, в своих интервью вы часто любите употреблять цитату режиссера Кшиштофа Занусси, который сказал, что уровень значимости художника определяется его последней работой. — Да, но только уровень живого художника. Но я пока еще живой (смеется). — А какая ваша работа на сегодняшний день последняя? И как вас можно по ней оценить? — Последняя моя работа — Карлсон в "Мушкетерах. Сага. Часть первая" в МХТ в постановке Константина Богомолова. Как меня можно оценивать, не знаю: оценивает зритель. Но это очень важный персонаж, поскольку это ангел смерти, просто в виде Карлсона, настоящего такого, с моторчиком. — Для вас это уже четвертый спектакль с режиссером Константином Богомоловым. "Мушкетеры..." — очень смелая и необычная трактовка Дюма... — Это действо, которое идет в очень быстром темпе на протяжении пяти часов и дает дикое количество информации для ума, потому что в какой-то момент сюжет теряется, и зритель, сидящий в зале, понимает, что эту историю можно рассказывать еще много-много часов. Мы на самом деле и спектакль-то не заканчиваем — мы его прерываем (смеется). Мне вообще нравится работать с Богомоловым, потому что он — человек высокообразованный, мыслящий очень современно и радикально. Но самое главное, он умеет отказываться от уже придуманных вещей. И он не бросает свои спектакли — они модифицируются, он что-то добавляет, изменяет. Поэтому они, наверное, и живут достаточно долго. — Этот спектакль сделан в жанре трэш. Тот же Богомолов как-то сказал, что "трэш — основная характеристика сегодняшнего состояния культуры, общества и государства". Вы согласны с этим? — На самом деле трэш — это очень непростой жанр, в котором очень легко скатиться в неудобоваримую пошлость, когда это будут, например, какие-то шутки ради шуток, абсолютно не смешные и бессмысленные. К примеру, Виктор Пелевин: то, что он делает — это в определенной степени трэш, как и кино, которое снимает Тарантино. Его замечательная с точки зрения стилистики и выверенности "Омерзительная восьмерка" — трэш чистой воды. В данном случае к трэшу нельзя относиться как к буквальному мусору. — А насчет состояния культуры, общества и государства? — Я согласен, но это касается не только государства. Это касается мира. Есть ощущение, что современный мир просто сошел с ума. Честно говоря, я не очень люблю людей в том смысле, что человек — это животное, которое разрушает планету. Не далее как сегодня я писал кино (озвучивал в студии. — Авт.) о том, как в Африке уничтожаются слоны. И это лишний раз доказывает: люди забывают, что они не одни на Земле и что их вмешательство в природу радикально все меняет. Человек уже давно ничего не создает. Он в основном все делает под себя — отвоевывает территорию, сжирает себе подобных в прямом и переносном смысле. Человек ведет себя, как вирус. — Есть ли сейчас какие-то интересные предложения в кино? — Тут все сложно. Потому что либо я хочу в чем-то участвовать, но это не совпадает с видением продюсеров или команды, либо же мне предлагается что-то, но я на это время уже занят, например, в театре. Второй момент заключается в том, что от большого количества вещей я отказываюсь. Я, слава Богу, могу работать за кадром и в театре, и это помогает мне выжить в нашем безумном мире и не соглашаться на работу, которая мне неинтересна, просто потому, что мне нечего есть. Лучше сняться не в диком количестве фильмов, а в том кино, за которое потом не будет стыдно. Но сейчас 90 процентов того, что мне предлагается — это материал, в котором я существовать не хочу. Хотя бывает и так, что материал может быть и не очень хорош, но при этом в проекте хорошие режиссер, оператор, партнеры. Тогда иногда соглашаешься, потому что это не будет впустую потраченное время просто ради тупого заработка. — Когда начитываешь аудиокнигу, большое значение имеет скорость. В то же время для актера важно выдержать паузу, придать дополнительный вес какой-то фразе. Отражаются ли на вас как на актере навыки, приобретенные на начитке книг? — Нет. На самом деле, когда существует только текст, который не поддерживается ни картинкой, ни лицом человека, ни какой-то мультипликацией или музыкой, есть возможность просто рассказывать истории. Ты имеешь право говорить в собственном ритме. Это касается и сцены. Сейчас человеческий мозг воспринимает все достаточно быстро, и задача актера — сохранить интерес человека, который смотрит или слушает. Поэтому, что касается книжной скорости, там ситуация связана исключительно с тем, что я стараюсь рассказывать истории с точки зрения кинематографа: чтобы книжки, которые я читаю, создавали возможность увидеть картинку. — Вы озвучили множество художественных произведений. Кто из этого длинного списка очень достойных имен вам особенно интересен как автор? — Не могу назвать что-то одно. Потому что, допустим, два замечательных проекта "Черный город" и "Весь мир — театр" по Борису Акунину — это прекрасный способ, например, поиграться с разными голосами; а роман Георгия Владимова "Генерал и его армия" — это просто очень дорогая для меня история. Есть еще два прекрасных произведения, которые, на мой взгляд, характеризуют крайне неровного, но великолепного человека, который всегда представляет для меня интерес — это Виктор Пелевин. Я сейчас о его "S.N.U.F.F" и последнем романе "Смотритель". Книги более чем достойные. Иногда, на мой взгляд, он пишет, просто чтобы не потерять форму, но не могут же все произведения быть замечательными. — А вот Дмитрий Быков, наоборот, о новом романе Пелевина впервые высказался с разочарованием — мол, это пересказ на 300 страниц абсолютных абстракций и галлюцинаторных образов, написанный нулевым языком. — Не знаю, что сказать. Кому-то нравится, кому-то нет... Но я действительно считаю, что после "S.N.U.F.F" это самая сильная история у Пелевина. Но, опять же, я не навязываю никому свое мнение. Я, к примеру, люблю анекдоты, которые, может быть, неприятно звучат для какого-нибудь "утонченного уха", которое со стыдом слышит слово "попа", но при этом ведет себя вразрез с общепринятыми человеческими рамками. — Услышать книжку голосом автора — это очень приятный и редкий случай. Как вам было читать собственное произведение "Человек-поезд" — сложнее или проще? — Честно говоря, проще. И это была такая попытка достучаться до какого-нибудь читателя, который, может быть, читает меня по-другому. Потому что один мой товарищ, когда услышал эту аудиокнижку, сказал: я, похоже, тебя неправильно читал — надо тебя перечитать (смеется). Кто-то говорит, что это достаточно грустное произведение, я же, наоборот, считаю его абсолютно не грустным. Оно грустное с точки зрения мысли, но написано, по-моему, очень весело. Ту же историю мне пришлось повторить со своей первой книжкой "Незначительные изменения", но сейчас проблема в том, что по нашим новым законам это невозможно давать в эфир. Почему? А потому что там есть целый кусок, посвященный писателю Юзу Алешковскому, который написан на ненормативной лексике. А это может, как оказалось, привести неокрепшие умы к тому, что они будут разговаривать матом, потому что поймут, что это лучший из языков. И совсем забудут о Куприне, Чехове, Льве Толстом и Федоре Михайловиче Достоевском. Хотя, пользуясь той же логикой, нужно и Достоевского, и Куприна тоже обязательно запретить. Ведь у них есть отдельные произведения, которые развращают нравственность молодого поколения и неокрепшие умы. Ну, это я иронизирую, понятно. Но вся эта ситуация — ужас: так не должно быть. — Для многих ваш голос любимый. А кто ваш любимый голос? — Елена Соловьева (озвучивала королеву Англии в "Астериксе и Обеликсе", Тринити в "Матрице", Карлу из "50 оттенков серого". — Авт.). Всегда радуюсь, когда ее слышу, а особенно когда мы вместе с ней находимся у одного микрофона. Сейчас она много звучит, например, она — голос Джоди Фостер. Лена — человек, который работает исключительно за кадром, но она замечательная: может говорить по-разному, и мне всегда интересно ее слушать. — Вы как-то признались, что еще с юности стремились к отметке в 40 лет. И даже потом, уже преодолев этот возраст, все равно чувствовали себя примерно в этой цифре. Что делает этот возраст для вас таким привлекательным? — Вообще сорок лет — это такая демаркационная линия, после которой человек либо машет на себя рукой и начинает жить по тем схемам, которых добился до сорока, либо для него это как раз и становится началом жизни. Потому что ты приходишь к этому возрасту с определенными профессиональными навыками и некоторым объемом жизненного опыта. Но самое главное — впереди у тебя еще есть большая возможность прожить так же активно лет сорок, а то и пятьдесят (смеется). В сорок лет даже окружающая действительность относится к тебе немножко по-другому. Ведь если ты в 20—25 говоришь какую-нибудь сентенцию, некоторые могут крутить пальцем у виска и говорить: он еще слишком молод, он ничего не понимает. Но если ты сохраняешь верность этим сентенциям и повторяешь их в 40, эти же люди скажут: какая любопытная вещь, смотри-ка, действительно, он прав. Поэтому для меня 40 — это действительно прекрасный возраст: впереди еще масса возможностей, но ты уже человек, от которого так просто не отмахнуться. Хотя, конечно, понимаю, что организму моему уже далеко не 40, он уже перевалил на шестой десяток. Тем не менее до тех пор, пока я буду внутренне ощущать себя на этот возраст, мне будет удаваться и существовать в режиме сорокалетнего. — Вы считаете, что актер — это такой чудовищный человек с нереализованными амбициями. А какие свои амбиции вам все же удалось реализовать? — Сложный вопрос. Не могу сказать, что реализовал какие-то свои амбиции. Наоборот, от каких-то я просто избавился. Потому что прекрасно понимаю, что здоровые амбиции — это хорошо: они помогают двигаться вперед, совершать какие-то поступки и развиваться. С другой стороны, с возрастом возникает немножко другой взгляд на окружающую действительность. Я, слава Богу, нахожусь в той стадии, когда мне не нужно никому ничего доказывать. То есть человек либо работает с тобой, либо нет; тебе предлагается что-то и ты говоришь либо "да", либо "нет". И самое главное, я не поменял свои принципы с 16-летнего возраста, а только утвердил их. Я сейчас нахожусь в стадии, когда вполне доволен работой: я сижу у микрофона, я выхожу на сцену, я выхожу на съемочную площадку, я пытаюсь писать. Но если бы у меня были амбиции стать, например, писателем, мне, наверное, пришлось бы заняться этой профессией гораздо серьезнее, а не в качестве профессионального хобби. Или задача стать супермегазвездой. Тогда бы я тоже, наверное, совсем по-другому прожил свою жизнь, соглашался бы на какие-то вещи, которые меня по-человечески не устраивают. Не хочу сказать, что супермегазвезда — это обязательно человек, который поступает нечестно. Просто кому-то везет, а кто-то не достает свой счастливый билет и идет к своей цели другими путями. Я не отнимал ни у кого работу, я всегда делюсь своей, и за все, что я сделал за свою достаточно долгую творческую жизнь, мне не стыдно. И это единственный критерий для меня. — Вы почти ничего не рассказываете о личном. Говорите, что ваши романы все равно быстротечны, потому что не каждая женщина готова делить вас с работой. А вот, например, в 90-х, когда работы почти не было, у вас было больше времени для женщин? — Нет. На самом деле, когда работы было мало, я искал ее. Ведь если у тебя нет работы, это не значит, что ты не работаешь. А говорить о том, насколько были быстротечны или не быстротечны мои романы... Я действительно не привык обсуждать свою личную жизнь. Мне интересней не показывать то, как и с кем я живу. Хочется, чтобы обо мне узнавали благодаря моим работам. Во-вторых, действительно очень сложно найти человека, который полностью разделяет твои позиции. Ведь то, чем я занимаюсь, подразумевает в чем-то отсутствие каких-то личных свобод. А еще я принципиально не верю в обсасывание личной жизни в публичном пространстве. Когда какая-нибудь прекрасная девушка говорит, что я, мол, даю пять концертов в месяц, а потом мне нужно восстанавливаться, у меня сразу возникает вопрос — а за счет чего ты тогда живешь? Тебе, наверное, очень повезло или с родителями, или с бойфрендом. Я человек не нищий, мне не приходится сводить концы с концами, но при этом мой рабочий день начинается рано и заканчивается очень поздно. Если и делаю себе какие-то паузы, то это бывает ровно два раза в году по 7—8 дней. А иначе я просто начинаю наступать на собственный бюджет, а он для меня важен, так как от меня зависит энное количество людей. Но самое главное — я постоянно хочу что-то делать просто потому, что мне это нравится. Я сейчас нахожусь в некой гармонии: мне не нужен "Мерседес" — я езжу на "Ниссане"; мне не нужна яхта, потому что я не хочу ее содержать и пользоваться ею три раза в год, взяв огромные кредиты. Мне нравится пользоваться теми вещами, которые меня устраивают эстетически, и мне абсолютно плевать на моду. Я хочу ходить в том, в чем мне удобно. Передо мной не стоит задача стать богатым человеком. Потому что для этого нужно бросить свою профессию и заняться продажей оружия, наркотиков, слоновой кости, нефти и газа (смеется). Еще, ко всему прочему, я дико ленивый человек, поэтому люблю делать работу ровно столько времени, сколько она требует, и делать ее один раз и хорошо, чтоб потом не переделывать. Именно поэтому меня выбешивает ситуация, когда люди делают вид, что работают, и постоянно занимаются "улучшайзингом". Но современный человек болен этой позицией — он постоянно пытается оправдать свое существование и захватить как можно больше пространства. От этого, по-моему, и эти бесконечные селфи в социальных сетях, и постоянные отметки про то, где я был и где я нахожусь сейчас, и фотографирование того, что я ем, и присутствие на каких-нибудь событиях — "я здесь тоже был". Эксгибиционизм — это болезнь, которой очень серьезно поражено человечество. segodnya.ua Бойко Юлия http://ukrreal.info/ua/intervyu/103077-intervyu-s-sergeem-chonishvili-mogu-sebe-pozvolit-rabotat-ne-radi-deneg

Татьяна: Актер МХТ Сергей Чонишвили в эфире Фонтанки.Офис.

Татьяна: Сергей Чонишвили: «Сейчас в профессии я могу лишь держать оборону, но никак не идти в контрнаступление» Когда-то он один озвучил всех героев мультсериала «Бивис и Баттхед», сейчас его голосом разговаривают Хавьер БардемХавьер Бардем, Дэнни ТрехоДэнни Трэхо и, конечно, Вин ДизельВин Дизель, исполнивший главную роль в фэнтези-боевике «Последний охотник на ведьм». Накануне российской телепремьеры фильма, которая состоится 13 июня в 21:30 на канале СТС, мы поговорили с известным актером Сергеем ЧонишвилиСергей Чонишвили о его сходстве с Дизелем, секретах озвучивания, желании уйти из профессии в лихие 90-е и состоянии российского кино. В фильме «Последний охотник на ведьм» вы озвучиваете главного героя – бесстрашного охотника Колдера. А как вы сами относитесь к историям про ведьм, временам инквизиции? То время – очень интересный период человеческой истории, когда мы начали отходить от определенных догм к нормальному сосуществованию и познанию окружающего мира. Ведь средневековая «охота на ведьм» – это с человеческой точки зрения не что иное, как попытка найти врага, желание убрать, уничтожить все, что не вписывается в рамки принятых позиций или верований. Да, и сегодня люди не могут жить без веры как таковой, но теперь мы освободились от того, чтобы объяснять происходящее только волей провидения и жить по неоспоримым догматическим законам. Главную роль исполнил Вин Дизель. Вы не первый раз озвучиваете этого актера. Как вы относитесь к его творчеству? Я точно не являюсь его поклонником, поэтому у нас нейтральные рабочие отношения. Дизель на сегодняшний день является примером актера, который в первую очередь представляет коммерческий интерес для американского кинематографа. Единственное, что было неожиданным для меня при озвучке, – он очень много разговаривал. Обычно его герои мало говорят, а тут мне пришлось приложить больше усилий. У многих зрителей именно ваш голос ассоциируется с Вин Дизелем. Как вы считаете, у вас есть что-то общее? Не могу сказать, что у нас может быть что-то общее. Я вообще стараюсь не ассоциировать себя с актерами, которых озвучиваю. Я так же часто дублирую и Хавьера БардемаХавьер Бардем, но это не значит, что я на него похож. Вам нравятся фильмы жанра фэнтэзи? Часто приходится озвучивать именно такое кино? Честно говоря, в последнее время я вообще гораздо реже озвучиваю фильмы, чем это было в 90-е. Если бы это было моей профессией, которая бы меня кормила, то мне нужно было очень много времени проводить в студии. К счастью, мой круг интересов на данный момент гораздо шире: помимо того, что я занимаюсь озвучиванием эфира СТС (Сергей Чонишвили является официальным «голосом» канала СТС - прим. ред), я также работаю фрилансером в двух театрах, озвучиваю документальное кино и записываю аудиокниги. Как получилось, что именно голосом вы начали зарабатывать деньги? Какой была первая работа по дубляжу? Моей первой озвучкой была реклама «Олби-Дипломат» в начале 90-х, а потом, кажется, были леденцы Lockets. Это точно были одни из первых моих опытов заработать голосом, при этом я еще и не прошел порядка 50 кастингов в другие рекламные проекты. Та работа для меня была, своего рода, «кусочком масла на кусочке хлеба». Потом в 1993 году я пришел работать на радио Maximum, где достаточно долго трудился в отделе маркетинга – мы озвучивали рекламу. Спустя время я «попал на телек», и все как-то стало развиваться дальше и дальше. А вы сами как к своему голосу относитесь, вам нравится, когда слышите себя? Думаю, любой, кто хоть раз записывал свой голос, скажет, что когда слышишь себя в первый раз, то голос не нравится совершенно. Так было и со мной. Голос – часть моей профессии, и дикторская работа заключается в том, чтобы рассказывать историю, а не заниматься самолюбованием, поэтому я себя специально никогда не пересматриваю и не прослушиваю. Вы сказали, что помимо озвучивания вы играете в театре, снимаетесь в кино, пишете книги. Что для вас важнее? Что приносит вам большее удовольствие? С точки зрения профессии я не диктор в чистом виде. Наверное, я артист, который умеет работать с микрофоном, а это немного другой принцип работы. Есть хорошие артисты, которые не умеют работать с микрофоном, и, наоборот, есть дикторы, которые только это и могут. По поводу того, что приносит большее удовольствие, могу смело сказать – театр. Все-таки, на мой взгляд, кино – это искусство трех человек: режиссера, оператора и монтажера. История может быть гениально придумана, снята и сыграна, но при плохом монтаже картинка «валится», а может быть все сделано на среднем уровне, но гениальный операторский или монтажный ход может на выходе дать очень интересное произведение. Театр же устроен по-другому – есть режиссер, создающий спектакль, который живет некоторое количество лет. Для артиста важно то, что, когда ты выходишь на сцену, у тебя есть только зрительный зал и партнеры – все! Режиссер уже ничего не может сделать – он находится либо за кулисами, либо в зале, либо вообще за пределами театра. Это самый интересный момент, который и делает каждый спектакль уникальным. Пленка фиксирует творческий процесс и остается в таком виде навсегда. Спектакль же каждый раз индивидуален – это симбиоз актера, партнеров по сцене и зрителя. В каких работах вы сейчас заняты? У меня пять спектаклей в МХТ имени Чехова и два в «Театре Наций». Была ли в вашей жизни встреча с человеком, который повлиял на ваше творчество? Я не могу назвать одного человека, скорее, таких людей было несколько. Я поступил в театральное училище имени Щукина и, несмотря на то, что моим художественным руководителем была Марианна Тер-ЗахароваМарианна Тер-Захарова, для моей творческой жизни она все же осталась номинальным человеком. По большому счету она со мной не работала, но в моей жизни появлялись другие очень талантливые люди, которые помогали мне осваивать профессию: Николай Николаевич ВолковНиколай Волков, Юрий Михайлович АвшаровЮрий Авшаров и Юрий Васильевич Катин-ЯрцевЮрий Катин-Ярцев. К тому же, к своим учителям я могу причислить людей, которые никогда не знали и не узнают о моем существовании, например, Олег БорисовОлег Борисов или Аль ПачиноАль Пачино – я любил смотреть фильмы с ними и все время пытался понять, как они это делают. И таких примеров в моей жизни много, причем это не только актеры или люди театра, но и любимые писатели. У вас были когда-нибудь мысли завязать с актерской профессией? Поменять род деятельности? Да, у меня был своего рода последний заход на профессию. В 1992 году в моей жизни все очень плохо складывалось: тебе 28 лет, ты живешь в 9 метрах общежития, играешь 28 спектаклей где-то в массовке, не снимаешься в кино. Да и вообще кинематограф тогда находился не в самом лучшем состоянии, потому что в стране случились всем известные революционные преобразования, и искусство по большому счету просто выживало. Именно тогда у меня появилась мысль о том, что стоит завязать с профессией. Я собирался уйти в журналистику, причем в конкретное место – тогда появилась «Демократическая газета», редакция которой закупила четыре компьютера и бесплатно обучала работе. И у меня возникла мысль попробовать себя в роли журналиста, но потом в моей жизни появился «Независимый театральный проект». Андрей ЖитинкинАндрей Житинкин пригласил меня сыграть в его новом спектакле по пьесе Михаила Волохова «Игра в жмурики». Именно тогда я понял, что не могу жить без театра. Для вас важно, чтобы работа приносила удовольствие? Абсолютно. Работа не должна преследовать только финансовые интересы. Я очень много делаю не ради денег. Наверное, если бы я хотел стать человеком, который работает только за деньги, то по-другому выстроил свою биографию. В профессиональной деятельности для меня важно сохранять некий баланс, который делится на три направляющих. Первое – заработок. Ты работаешь, чтобы не задумываться об элементарных вещах: какого качества бензин ты заливаешь в бак автомобиля, сколько раз в неделю ты ешь мясо и сколько выпиваешь чашек кофе. Второе – развитие с точки зрения профессии. И третье – то, что ты делаешь ради собственного удовольствия и тебе совершенно не важно, сколько ты за это получишь и получишь ли вообще. Какое место в вашей профессиональной деятельности занимает кино? Сейчас вы не часто снимаетесь? Начнем с того, что я не очень интересен кинематографу, несмотря на то, что у меня почти 70 картин в карьере. Я могу сказать, что если бы не дикторская работа, то, наверное, я бы соглашался на какие-нибудь сериальные проекты, но в целом я стараюсь их избегать – во-первых, из-за качества, во-вторых, это всегда долгая работа, которая не позволяет заниматься другими, не менее интересными, вещами. У меня с кино складываются своеобразные отношения. Иногда мне нравится проект, но я не подхожу по кастингу. Либо наоборот – сценарий не приходится по душе, и я отказываюсь. Третий вариант – мне что-то нравится, но это не совпадает с рабочим графиком. Как вы вообще оцените состояние нашего кино? На сегодняшний день сильного кинематографа у нас нет – для меня это аксиома. Остались несколько столпов, которые со своими командами делают очень любопытное кино, но этого мало. И я так подозреваю, что отрасль будет восстанавливаться очень долго и тяжело, по одной простой причине – в нашем кинематографе отсутствуют хорошие идеи, а если они и есть, то их не поддерживают продюсеры. Вы хотите сказать, что кризис с идеями возник, потому что продюсерам не интересны большинство проектов, так как они не окупаются? Вкладывать деньги в кино – не самое выгодное занятие. На сегодняшний день продюсер заинтересован в том, чтобы вложить средства и обязательно получить прибыль. Да, сейчас деньги приносит телевидение, но и тут надо учитывать много «но». Если канал не поддерживает тот или иной проект, ты не сможешь сделать продукт и потом продать его. Еще одна проблема заключается в том, что нынешние продюсеры в большинстве своем – люди далекие от кинематографа, они пришли из разных структур бизнеса и в первую очередь, видят в кино лишь очередной источник получения прибыли. А искусство – вещь весьма странная, нельзя к нему относиться только с точки зрения дохода, здесь всегда должен присутствовать фактор риска, в этом и есть изюминка. А вы не считаете, что у большинства зрителей просто нет запроса на хорошее кино? Я уверен, что зрителя нужно воспитывать. Не нужно думать, что публика – дура. Если же взглянуть глобально, то получается, что зритель просто ленив. Большинство рассуждает так: я не хочу придумывать что-то новое, я хочу, чтобы другие за меня придумывали, пусть они решают, как мне жить, а сейчас меня все не устраивает. И получается, чтобы, например, оценивать работы Андрея ТарковскогоАндрей Тарковский, Майка ЛиМайк Ли или Гийома КанеГийом Кане, нужно посмотреть не одну их работу, а большинству зрителей лень это делать. И это касается всего: кино, музыки, литературы. По поводу литературы. Вы написали две книги, пишете третью? Да, она очень медленно пишется. Это мое хобби, и я хочу получать от этого процесса удовольствие. Это как раз то, что делается бесплатно. Если бы я хотел сделать из этого профессию, то сначала мне бы пришлось писать три-четыре книжки в год, чтобы потом получить право писать одну два года. Ну или нужно было бы написать ту или иную мысль, но совершенно гениальную. По сути, писательство для меня – это некая замена кинематографа. А как вы думаете, кто ваш читатель? Когда-нибудь задумывались, кто читает ваши книги? У меня был определенный визуальный образ. Я не знаю, насколько разнороден мой читатель, но был приятный момент, когда я шел по улице и ко мне подбежал человек и сказал: «Большое спасибо, Сергей, за вашу книгу «Человек-поезд». Вот тогда ты понимаешь, что кому-то твои мысли понравились. Наверняка есть те, кто прочитал, и сказал: «Какой бред». Но ведь я занимаю весьма скромную литературную нишу, которая меня устраивает. Я знаю, что продвижение в литературе – это достаточно долгий и трудный путь. Недавно перечитывал то, что написал в 28 лет и могу признаться, многие вещи меня очень сильно поразили, в первую очередь тем, как хорошо я сформулировал мысль (смеется). Как в истории с Александром Николаевичем Островским, который стоял за кулисами спектакля и говорил: «Хорошо, хорошо!», его спрашивали: «Так хорошо играют?», а он отвечал: «Нет, хорошо написано!» (смеется). Сергей Довлатов когда-то сказал о судьбе писателя, что «любить умеют только мертвых» - вы согласны? В основном да, особенно у нас в России. Чтобы стать человеком любимым и почитаемым – вас нужно либо расстрелять, либо дождаться когда вы умрете, либо сначала по полной программе унизить, а потом поднять на флагшток. И это не только писательства касается, это затрагивает огромное количество сфер и людей. Почему я сказал «особенно в России»? Потому как у нас особая система взаимодействия между людьми, ключевым звеном которой является та самая лень. Мы очень ленивы по натуре, достаточно почитать наши сказки – все обычно «падает с неба». Мы хотим, чтобы все было быстро и просто. А для меня такая жизненная позиция ужасно скучна. Складывается впечатление, что вы аскетичный человек по натуре? Мне нужен минимальный комфорт. Дачи, крутые машины – это не про меня. Я уже много лет ем два раза в день: рано утром и поздно вечером. Меня, например, раздражает команда «обед» во время съемочного процесса. У меня, например, не бывает выходных, но чтобы нормально функционировать и оставаться мобильным, они мне и не нужны. Вы счастливы? Да! Задайте вы мне вопрос «хотел бы я что-то изменить?», и я твердо скажу – ничего! Без того, через что я когда-то прошел и, может быть, хотел тогда избежать, не было бы всего того, что есть сейчас. Даже те сложные 90-е, все равно, были прекрасными. И вообще, по внутреннему состоянию, сегодня мне менее интересно, чем тогда. Там была какая-то перспектива, надежда, молодость. Сейчас же в профессии я могу лишь держать определенную оборону, но никак не идти в контрнаступление. Евгений Червон http://www.kino-teatr.ru/kino/person/504/

Татьяна:

Татьяна: Самый популярный голос России не слушает радио и не смотрит телевизор Популярный актёр Сергей Чонишвили стал гостем «Радио 1». Он известен по многочисленным ролям в театральных постановках, фильмах и телесериалах. Голосом Чонишвили озвучена большая часть российских рекламных роликов, документальных фильмов, аудиокниг, анонсы на различных телеканалах. – Какая роль, которую вы озвучили, натолкнула вас на мысль, что этим можно зарабатывать? – Я просто понял, что это может быть кусочек масла на кусочек хлеба. Это были леденцы. Первый период был довольно долгим, даже когда я уже работал на радио и потихоньку вылезал в какой-то телик, я не прошёл более 40 кастингов. И потом мне предложили попробовать озвучить продукт, я победил на кастинге и озвучивал этот продукт ещё два года. – Часто ли вас узнают на улице по голосу? – Честно говоря, бывает, но, слава богу, я могу нормально ходить по улицам. Иногда люди оборачиваются, но когда разговариваешь на полутонах, тебя совершенно не узнают. – Какие новые выступления можно ожидать от вас в ближайшее время? – В декабре, скорее всего, почти с той же командой, с которой мы делали «Русского Гамлета», сделаем Онегина. Это и Театр наций, и МХТ, и выезды в Кисловодск. – Чего вам не хватает на радио? - Честно скажу, я вообще не слушаю радио и не смотрю телевизор. Новости я узнаю через интернет, на нескольких разных порталах, потому что составляю своё собственное мнение. Телевидение у меня работает исключительно как экран для флешки или диска, который я сейчас смотрю. И временами я смотрю такие каналы, как Animal Planet, TV 1000, «21 век», «Еврокино». Но это уже перед сном, когда ты понимаешь, что тебе нужно, чтобы какая-то картинка. А в машине у меня звучит только диск или флешка с той музыкой, которую я хочу слушать. – А какую музыку вы хотите слушать? – Я давний приверженец определённых направлений джаза, поэтому у меня всегда с собой Mingus, Monk… – Ваша любимая детская книга? - В детстве было несколько книг, которые произвели на меня впечатление: «Король Матиуш Первый», «Три мушкетёра» Александра Дюма, много... – Что мы ещё можем в будущем услышать из аудиокниг? Что уже сейчас можно поискать? – Сейчас в «Союзе» выходит энное количество произведений Бена Элтона. Я считаю, что это человек, которого обязательно нужно слушать и читать. Я просто дико рекомендую его всем, кто любит хорошую и плюс ко всему хулиганскую литературу! Выходит серия книг Артуро Переса-Реверте про капитана Алатристе, выходит 20 лет спустя. И рекомендую книгу, которая недавно была закончена – это Оливия Киттеридж «Страут», которая получила «Пулитцера» за эту серию. Это очень хорошее произведение в хорошем переводе. – Маленький блиц можно? Если человек без чувства юмора, что делать? – Помирать! Или, как сказал польский сатирик, если у человека нет чувства юмора, по крайней мере, у него должно быть чувство, что у него этого чувства нет. – Как быть, если человек предал? – Никогда не стой рядом с тем, что пахнет. Решать тебе, конечно же. Совесть у тебя одна и спишь ты с ней. – Если вдруг вам грустно, что делаете? – Есть масса способов. Но один из них – выехать ночью на Третье транспортное кольцо, включить хорошую музыку и сделать пару кругов. – Пожелайте что-нибудь своему зрителю, слушателю и читателю. – Я хочу пожелать оставаться всегда здоровыми, потому что без здоровья не хочется в этой жизни ничего, а в нашей стране особенно опасно болеть. Но самое главное – я хочу пожелать хорошего настроения. Потому что если у нас будет больше улыбающихся людей с хорошим настроением, мы составим конкуренцию конгломерату суровых, плохих и мрачных людей. Давайте будем любить друг друга в хорошем смысле этого слова. Чем больше будет радости в жизни, тем проще в ней будет существовать. http://radio1.news/news/samyy-populyarnyy-golos-rossii-ne-slushaet-radio-i-ne-smotrit-televizor/

Татьяна: Сергей Чонишвили: кому он читает сказки Н-да....

Татьяна: Сергей Чонишвили: «Мне нравится формат аудиокниг, но сам их я не слушаю»  Аудиокниги можно слушать не только ради содержания, но и ради формы. Ведь в их создании часто принимают участие известные актёры, от чьих голосов можно получить настоящее удовольствие. С одним из таких актёров мы и решили побеседовать. Знакомьтесь — Сергей Чонишвили, человек, который участвовал в создании множества аудиокниг, включая фантастические. Вам знаком его голос. Досье: Сергей Чонишвили Сергей Ножириевич Чонишвили родился 3 августа 1965 года в городе Туле в семье актёров Ножери Давидовича Чонишвили и Валерии Ивановны Прокоп. Окончил Высшее театральное училище имени Щукина в 1986 году, после чего был принят в труппу Московского театра «Ленком», где проработал до 2010 года. В настоящее время выходит на сцену МХТ и Государственного театра Наций. С 1989 года начал сниматься в кино. С середины девяностых Сергей стал известен благодаря работе на радио и телевидении (в частности, он официальный голос телеканала СТС), рекламе, дубляжу фильмов (к примеру, его голосом говорит Роршах в «Хранителях») и видеоигр. Кроме того, написал несколько книг. «Иногда появляются замечательные имена» Ваш голос многим знаком по дубляжу и рекламе. Но сегодня мы хотим поговорить с вами об аудиокнигах. Например, недавно вы работали над аудиокнигой «Рыбари и виноградари» Михаила Харита… В своё время Замятин сказал: «Я боюсь, что у русской литературы одно только будущее: её прошлое». Во многом он прав, но иногда появляются замечательные имена. Михаил Харит и его «Рыбари и виноградари» стали для меня настоящим открытием. Там есть интересная концепция, которая полностью совпадает с моим мировоззрением. И правильное изложение сюжета, очень кинематографичный «монтаж»: когда читаешь книжку, сложно предугадать, что будет дальше. И, конечно, великолепный русский язык. У меня остались самые приятные эмоции от этой работы, и я очень был расстроен, когда книжка закончилась. Теперь с нетерпением жду продолжения. Причём мне интересно не столько то, как автор будет развивать сюжет, а то, сможет ли он во второй раз написать такую же отличную книгу. Обычно на второй книге становится ясно, будешь ли ты ещё читать этого автора или лучше остановиться. Но я надеюсь, что Михаил будет замечательно писать и дальше. Кстати, некоторые углядели в «Рыбарях» сходство с «Мастером и Маргаритой» Булгакова. Это верно? Нет, это совсем не Булгаков, скажу честно. По жанру это почему-то считается фантастикой, но, простите меня, тогда и всего Пелевина можно считать фантастикой, Бена Элтона надо считать фантастикой, Оруэлла, в конце концов. Но это не фантастика в том смысле, к которому мы привыкли. На мой взгляд, это некий философский трактат в художественной форме. По крайней мере для меня. В «Рыбарях и виноградарях» несколько главных героев — очень непохожих людей. А действие происходит в разных уголках Земли — от Шотландии до экзотических островов. Использовали ли вы в работе над этими образами какие-то особые приёмы? Нет, ничего особенного, всё на интуитивном уровне. Появляется персонаж, которого ты оставляешь на том же уровне звучания, что и текст «от автора», а вот появляется другой персонаж, ты его делаешь чуть-чуть ярче. И не понимаешь, почему ты так сделал, — просто доверяешь своей интуиции. Потом выясняется, что ты абсолютно правильно выбрал интонацию того или иного персонажа, потому что это подтверждают последующие события, которые ты до этого не читал. Приятно, что текст, над которым я работал, совпадает с моими собственными мыслями. «Сидение у микрофона — только часть моей жизни» Как вы пришли к озвучке аудиокниг? Как стать чтецом? Стать — никак. Это так же, как «стать» представителем любой другой профессии, — ты просто хочешь что-то сделать и делаешь. Что касается меня: сидение у микрофона — только часть моей жизни, по образованию я человек, стоящий на сцене и перед кинокамерой. Но в своё время, когда стоял вопрос выживания, я случайно попал на радио, потом занялся рекламой, затем был телевизор, документальное кино, ещё что-то, и в один прекрасный момент человек, который для меня очень много значит, человек, с которым мы много работаем и дружим — Владимир Воробьёв из ИД «Союз», — предложил мне записать аудиокнигу, и вот с тех пор я занимаюсь ещё и этим. К слову, я не «пишу» все аудиокниги, которые предлагают, я всегда сам выбираю то, на что стоит обратить внимание. Допустим, у нас с Воробьёвым был один проект, который тянулся года два, пока искали права и прочие дела, но в итоге мы озвучили один из моих любимых романов — «Генерал и его армия» Георгия Владимова. А что для вас аудиокниги? Слушаете ли вы сами что-нибудь? Мне нравится формат аудиокниг, но сам их я не слушаю. Но это потому, что я старомоден: люблю как раз читать сам и только с бумаги. Более того, я до сих пор пишу тексты ручкой по бумаге — это самый быстрый посредник между мозгом и читателем. Потом, конечно, я проверяю печатные тексты, но вот формулировать мысль мне важно именно на бумажке с почеркушками, потому что если можно сделать «delete», ты уже не видишь все варианты. Для меня аудиокнига, во-первых, приятный процесс — это не просто прочтение текста, а вложение в это частички себя, такой аудиоспектакль. И, во-вторых, это возможность просветить людей. Мы до сих пор остаёмся одной из самых читающих стран, но читаем в основном хреновую литературу. Поэтому, когда есть возможность обратить внимание на то, что у нас есть не только те писатели, которых мы знаем из школьной программы, что можно открыть для себя новые прекрасные имена, — это ли не здорово? Как вообще организован процесс записи? Требуются ли репетиции и дубли? Всё просто: никаких репетиций, я беру книжку, сажусь и читаю на том же интуитивном уровне, на каком я выбираю книгу. Так часто бывает: заходишь в книжный магазин и берёшь в руки томик с незнакомым именем, потому что он чем-то привлёк твоё внимание. Вот так, допустим, я открыл Карин Альвтеген (между прочим, племянницу Астрид Линдгрен), — увидел её первый у нас роман «Стыд», а он лежит на полке и будто бы говорит: «Почитай меня, Серёжа». Я взял и прочитал потом все четыре её книги. Это замечательно. Так же у меня в своё время возникла любовь к Эмилю Ажару, который оказался Роменом Гари, к Бену Элтону, великому мистификатору, и многим другим прекрасным писателям. Получив предложение от Михаила Харита, я заглянул в текст, который мне прислали, и понял, что он меня зацепил. Уже в процессе работы книга мне всё больше и больше нравилась. По работе мне приходится «писать» большое количество откровенно безграмотных текстов, и иногда, чтобы не сойти с ума, я заканчивал свой день тем, что просто читал пару-тройку страниц из «Рыбарей и виноградарей», и аппарат у меня сразу становился на место. Не подумайте, это не комплименты, мол, «ах, мне дали в работу такую книгу!». Я действительно считаю: то, что написал Михаил, — это просто грандиозно. И я хочу, чтобы как можно больше народу об этом узнало. Куча моих знакомых прочитало книгу, и на большинство она произвела очень сильное впечатление. Более того, один человек, прочитав книгу, решил ещё потом и послушать. А так процесс нормальный — приходишь, садишься и работаешь. Просто поверьте мне: я с 1993 года занимаюсь озвучанием в плотном режиме, и у меня нет репетиций и прочего. Я сам себе режиссёр, и заказчики мне доверяют. И ещё один момент: я человек очень ленивый и считаю, что работу надо делать ровно столько, сколько она того заслуживает. Не могу я трёхчасовую работу делать девять часов, становится просто скучно. И я не стану делать её плохо, потому что мне неинтересно её переделывать. Как проходит чтение от лица разных персонажей? Нужно ли «играть» голосом? Когда-то да, когда-то нет. Главное — энергетический посыл. Ты можешь говорить от лица разных героев, не используя каких-то технических приёмов. Я как раз не люблю вот это всё («играет» голосом), мне это не интересно. Я стараюсь работать на уровне каких-то лёгких намёков, и этого всегда хватает, чтобы слушатель считывал, кто есть кто, где мужчина, а где женщина, где какой персонаж. Главное — нельзя заниматься этим механически. Как только я слышу, что текст разыгрывается только ради того, чтобы его разыграть, мне сразу это становится неинтересно — причём речь идёт не только о книгах, но и о кино и театре. Главное, чтобы человек, стоящий на сцене или звучащий из динамика, тебя чем-то привлёк, чем-то зацепил. Чем именно — это ты потом сможешь понять, главное — первое ощущение. Если ты попался в сети — это здорово. Знаете, со мной очень скучно смотреть кино, потому что я вам расскажу сюжет очень быстро, даже если картину раньше не видел. Я часто предугадываю, чем кончится книжка или сценарий, которые попадают мне в руки. Но мне не интересен вопрос «про что?», мне интересен вопрос «как?». Сюжетов в мире не так много, а вот подход всегда вызывает пристальный интерес. Можно написать увлекательный детективный роман о стакане, стоящем на столе, — и невозможно будет оторваться. А можно написать книжку на 730 страниц с 856 персонажами, и это будет скучно и банально. Если вы прочитаете «Рыбарей и виноградарей», вы обратите внимание, что там не только много внутренних монологов, диалогов, сюжетных поворотов, но и множество описаний, которые ни разу не повторяются и которые всегда создают идеальную атмосферу происходящим событиям или диалогам. Это очень здорово. Не каждому это дано. У нас сейчас огромное количество книг пишется так, словно их на скорую руку перевели с другого языка. «Мы живём в эпоху, когда у многих просто не хватает времени» Насколько, по вашим ощущениям, сейчас востребован формат художественной аудиокниги? Мы живём в такую эпоху, когда у многих просто не хватает времени на то, чтобы получать информацию привычным путём — перелистывая шуршащие страницы. Иногда хочется что-то прочитать, но на это надо потратить усилия. Тут аудиокниги как нельзя кстати: люди много летают, много ездят в поездах, машинах, иногда просто отдыхают, занимаются фитнесом и используют их, чтобы другие участки мозга в это время не простаивали. Я сам этим не могу воспользоваться, потому что, как уже говорил, старомоден, но, когда начинаю летать, читаю больше. Даже работая с утра до вечера без выходных, я всё равно выкраиваю моменты на чтение, но в основном у меня это происходит в дороге. Уезжаешь на три дня — прочитываешь три-четыре книжки, уезжаешь на шесть — прочитываешь девять-десять. «Шантарам» был проглочен за два дня — и вовсе не бегло, просто я оторваться не мог. Вот я люблю такие обильные инъекции чтения, чтобы они долго усваивались. Ещё такой момент: хорошее произведение, неважно, фильм, книга или спектакль, не только дарит хорошее расположение духа, но и оставляет в твоей душе маленькую дырочку, когда история заканчивается. Это знак того, что ты не зря потратил время. Из того, чем вы занимаетесь, что для вас интереснее: дубляж, чтение закадрового текста или работа над аудиокнигами? Театр! Самое интересное — театр! Потому что спектакль — это всегда уникальное событие, и нет двух одинаковых. Спектакль бывает только здесь и сейчас. Всегда уникально твоё состояние, атмосфера в зале, эмоции зрителей. Ну и, естественно, театр — это самое трудное занятие, потому что, выходя на сцену, ты зависишь от себя и от партнёра. Даже хороший режиссёр, который правильно поставил спектакль, в момент представления не сможет на него повлиять. Он может это сделать потом — устроить дополнительную репетицию, что-то поменять, но идущий спектакль — это нечто живое, то, что происходит только в данный отрезок времени. А кино — это история трёх людей. Режиссёра, сценариста и монтажёра. Всё зависит от того, какую задачу поставил человек, который придумал эту историю, как она снята и как смонтирована. Можно гениально сыграть, но если тебя плохо сняли и плохо смонтировали — получится другое кино. В театре такого быть не может. Случалось ли вам отказываться от каких-либо проектов? И по какой причине вы могли бы это сделать? Скажу честно, работая, например, в московском театре «Ленком», я каких-то вещей избежать не мог, потому что это было местом моей службы. Но, когда стоял вопрос самостоятельного выбора — сниматься в том или ином кино, играть в том или ином спектакле, — я всегда принимал самостоятельное решение. Бывали периоды отчаяния, когда штаны спадали, а желудок был пуст, и я готов был продаться в проект, который не давал ничего для души и вообще расходился с моими понятиями об искусстве. Но в момент, когда я был уже готов отдаться обстоятельствам, что-то подворачивалось и давало протянуть ещё пару месяцев. Так что судьба уберегла от того, за что мне было бы стыдно. Я помню всё, что делал, и нельзя сказать, что за что-то мне по-настоящему неудобно. Сергей Серебрянский Главный редактор «Мира фантастики» https://www.mirf.ru/book/sergej-chonishvili-interview

Татьяна: Сергей Чонишвили: в кадре и за кадром Уникальный тембр и фантастическая работоспособность сделали голос актера Сергея Чонишвили самым узнаваемым. Современный «Левитан» – официальный голос телеканала СТС, озвучивает рекламу, художественное и документальное кино, записывает аудиокниги, спектакли и компьютерные игры. Трудоголизм Чонишвили зашкаливает и кажется нечеловеческим, но сам актер на это совершенно не жалуется. Напротив, своим девизом он считает умение не останавливаться. Как получилось, что именно голосом вы начали зарабатывать деньги? Какой была первая работа по дубляжу? Моей первой озвучкой была реклама «Олби-Дипломат» в начале 90-х, а потом, кажется, были леденцы Lockets. Это точно были одни из первых моих опытов заработать голосом, при этом я еще и не прошел порядка 50 кастингов в другие рекламные проекты. Та работа для меня была, своего рода, «кусочком масла на кусочке хлеба». Потом в 1993 году я пришел работать на радио Maximum, где достаточно долго трудился в отделе маркетинга – мы озвучивали рекламу. Спустя время я «попал на телек», и все как-то стало развиваться все дальше и дальше. А вы сами как к своему голосу относитесь, вам нравится, когда слышите себя? Думаю, любой, кто хоть раз записывал свой голос, скажет, что когда слышишь себя в первый раз, то голос не нравится совершенно. Так было и со мной. Голос – часть моей профессии, и дикторская работа заключается в том, чтобы рассказывать историю, а не заниматься самолюбованием, поэтому я себя специально никогда не пересматриваю и не прослушиваю. Такая позиция, кстати, продиктована вовсе не стремлением к славе или деньгам. Чонишвили не считает скромные предложения недостойными себя и всегда берется за то, что делается профессионально. Поскольку важным ему кажется правило делать то, что ты умеешь делать, не отвлекаясь на эмоции и нервы. Впрочем, тяга к закрытости проявляется у актера не только в стремлении работать в озвучке. О личной жизни Чонишвили не рассказывает вовсе, считая это своим полным правом. Казалось бы, всего этого должно хватать для реализации, но в какой-то момент проявился и еще один талант актера. В 2000 году в свет вышла его первая художественная книга, а через несколько лет и вторая. Писательством актер «баловался» еще в юные годы, но к полноценному авторству пришел уже зрелым человеком. По поводу литературы. Вы написали две книги, пишете третью? Да, она очень медленно пишется. Это мое хобби, и я хочу получать от этого процесса удовольствие. Это как раз то, что делается бесплатно. Если бы я хотел сделать из этого профессию, то сначала мне бы пришлось писать три-четыре книжки в год, чтобы потом получить право писать одну два года. Ну или нужно было бы написать ту или иную мысль, но совершенно гениальную. По сути, писательство для меня – это некая замена кинематографа. А как вы думаете, кто ваш читатель? Когда-нибудь задумывались, кто читает ваши книги? У меня был определенный визуальный образ. Я не знаю, насколько разнороден мой читатель, но был приятный момент, когда я шел по улице и ко мне подбежал человек и сказал: «Большое спасибо Сергей за вашу книгу «Человек-поезд». Вот тогда ты понимаешь, что кому-то твои мысли понравились. Наверняка есть те, кто прочитал, и сказал: «Какой бред». Но ведь я занимаю весьма скромную литературную нишу, которая меня устраивает. Я знаю, что продвижение в литературе – это достаточно долгий и трудный путь. Недавно перечитывал то, что написал в 28 лет и могу признаться, многие вещи меня очень сильно поразили, в первую очередь тем, как хорошо я сформулировал мысль (смеется). Как в истории с А.Н Островским, который стоял за кулисами спектакля и говорил: «Хорошо, хорошо!», его спрашивали: «Так хорошо играют?», а он отвечал: «Нет, хорошо написано!» (смеется). Какое место в вашей профессиональной деятельности занимает кино. Вы нечасто снимаетесь... Начнем с того, что я не очень интересен кинематографу, несмотря на то, что у меня почти 70 картин в карьере. Я могу сказать, что если бы не дикторская работа, то, наверное, я бы соглашался на какие-нибудь сериальные проекты, но в целом я стараюсь их избегать – во-первых, из-за качества, во-вторых, это всегда долгая работа, которая не позволяет заниматься другими, не менее интересными вещами. У меня с кино складываются своеобразные отношения. Иногда мне нравится проект, но я не подхожу по кастингу. Либо наоборот – сценарий не приходится по душе, и я отказываюсь. Третий вариант – мне что-то нравится, но это не совпадает с рабочим графиком. https://www.domashniy.ru/kino_i_serialy/sergey-chonishvili-v-kadre-i-za-kadrom/?utm_source=vk&utm_campaign=sergey-chonishvili-v-kadre-i-za-kadrom&utm_term=social

Татьяна: Там есть перечень некоторых фильмов, в которых Сергей снимался, но постить сюда не стала. Они пытались рассказать сюжет, но наврали, еще и в "Подруге..." а я это не люблю.

Татьяна: Пока только ссылка стр. 34-35 https://vm.ru/photo/pdf-files/VMS_2018_07_19_N027_G27988.pdf http://pressa.ru/ru/reader/#/magazines/vechernyaya-moskva-ezhenedelnik/issues/27-2018/pages/18/

Татьяна: Сергей Чонишвили: Моя физиономия не очень нужна нашему кино В каждой роли есть что-то от меня самого, говорит актер Сергей Чонишвили. Главное, не застрять в образе, каким бы удачным он ни был... Сегодня он — Гамлет, завтра — Карлсон у Богомолова, послезавтра — Панург в инсценировке по роману Рабле или даже Пушкин в спектакле «Онегин»... Новая роль Сергея Чонишвили — доктор Дорн в постановке «Чайки» в Московском театре Табакова — хороший повод поговорить о классике, но разговор получился не только о ней. — Почти четверть века вы играли в одном из лучших театров страны — театре «Ленком», получали стабильную хорошую зарплату, а теперь стали приглашенным актером, который живет гонорарами. Не жалеете о своем уходе от Марка Захарова? — Я всегда стремился к тому, чтобы стать свободным художником. К тому же моя биография сложилась скорее вопреки принадлежности к труппе театра «Ленком». Мне нравится рассчитывать только на себя и не ждать никаких субсидий и пенсий. — Пенсию теперь, наверное, отодвинут... — Я и до этих нововведений не собирался уходить на пенсию в 60… Я даже за повышение пенсионного возраста, но я за грамотные изменения в пенсионной политике. — Собираетесь умереть на с цене? — Почему это умереть? Я хочу работать до 120 лет. А на 121-й год, возможно, отправлюсь на заслуженный отдых в горы. — Ну конечно, у вас кавказская кровь и шансы перешагнуть 100-летний рубеж велики... — Помимо грузинской крови, во мне русская, польская, немецкая, чешская, французская, шведская крови. Все это лирика. Значение имеет только медицинский фактор — кровь второй группы, положительный резус. — Вы прямо материалист, как Евгений Базаров... — Человек без веры — это нонсенс, ибо даже атеист — человек верующий. Несмотря на то что в 25 лет я сознательно принял православие, по мировоззрению и мироощущению я гораздо ближе к буддистам. Но при выборе между Востоком и Западом, скорее, выберу Запад. — Как вы получили роль Дорна? Почему именно вас Константин Богомолов выбрал на эту роль после ухода Олега Табакова? — Моя первая реакция на предложение сыграть Дорна была скорее вопросительной. Сравнений с Олегом Павловичем, который играл эту роль, не избежать, и все они вряд ли будут в мою пользу — так уж устроено человеческое сознание. Но через некоторое время подумал, что все это неважно, а главное — спектакль будет жить. Если говорить о выборе моей кандидатуры на эту роль, возможно, это произошло потому, что я, по мнению Богомолова, в данном случае наименее раздражающая фигура для зрителя. Но это всего лишь мое предположение. — Вам понравилась новая сцена «Табакерки» на Сухаревской? — Прекрасная сцена с замечательной акустикой, комфортная и уютная, как и спектакль «Чайка». Между прочим, из этой «Чайки» во многом вырос в свое время спектакль МХТ «Событие» по Набокову. Всех героев богомоловской «Чайки» безумно жаль, по-хорошему жаль. Вообще мироощущение Антона Павловича с его пессимизмом и скепсисом по отношению к людям мне очень близко. Вряд ли я принадлежу к числу оптимистов, хотя и верю во что-то хорошее. — Верите в хорошее? — Утопически верю в победу разума над грехами и глупостью. Верю в самообразование и в то, что каждая личность может найти в себе резервы для развития и улучшения своей души. Это утопия, но я верю в нее. Стараюсь. Всеми силами холю и лелею эту утопическую сентенцию. — В спектакле «Онегин» Натальи Семеновой на музыку Алексея Айги вы выступаете в роли Автора. Что думаете о главном герое романа? — Для нас Евгений Онегин — типичный «привет современной золотой молодежи». Человек, не задумывающийся ни о своих поступках, ни о их последствиях. Живущий так, как хочется в данный момент. Говорить — хорош он или плох — неправильно. Он такой, какой есть, и Автор (в данном случае — я) все равно относится к нему, как к собственному ребенку. — А вы верите в то, что Онегин полюбил Татьяну, когда вернулся в Россию? — Не думаю. Его реакция — это реакция капризного ребенка на отобранную любимую игрушку. Причем реакция наглая, исключительно эгоистичная. Он всегда должен быть победителем. — Кто из героев, которых играли и играете, вам близок? — Их много. Первое, что приходит на ум: Виктор из спектакля «Цена» по Артуру Миллеру, Ферран из спектакля «Метод Гренхольма», третий Гамлет из «Русского Гамлета», Дориан Грей из «Идеального мужа», Панург из спектакля «Гаргантюа и Пантагрюэль». В каждой роли есть что-то от меня. Главное — не остаться в персонаже после окончания спектакля — некоторые начинают играть персонажа и остаются в нем, что неправильно и опасно. Не все артисты не всегда это понимают, это неправильно и опасно. — Вы окончили Щукинское театральное училище, но никогда не играли в Театре Вахтангова, почему? — Не взяли, зато взяли в «Ленком». Кстати, на сцену Театра Вахтангова я все-таки выходил, будучи студентом «Щуки». Сегодня я выхожу на сцены МХТ имени Антона Павловича Чехова, Государственного Театра Наций и Театра Олега Табакова. И мне это нравится. Замечу, что гений Олега Павловича создал по-настоящему демократический, общедоступный театр МХТ, в котором каждый зритель может найти спектакль, соответствующий его художественному вкусу. — Последние годы вы мало снимаетесь в кино. — Моя физиономия не очень нужна нашему кинематографу. Поэтому сижу за кадром, озвучивая других. На мой взгляд, это лучше и честнее, чем играть в плохих фильмах. — Вам приходилось в жизни выживать? — Не очень люблю вспоминать этот период... когда мне случалось сдавать бутылки, чтобы иметь деньги на пропитание. Глядя в прошлое из сегодняшнего дня, могу сказать, что это был необходимый период жизни, который меня многому научил. — Вы — сторонник здорового образа жизни? — Никогда! Я сторонник того, чтобы прислушиваться к желаниям своего организма. Когда навязчиво говорят о здоровом образе жизни, лично мне всегда хочется выйти на улицу с плакатами, призывающими к отказу от соли, мяса, сахара, кофе, чая, нефти и газа. Какова будет реакция? Я против запретов. Я — за потребление качественных продуктов и за уважительное отношение к желаниям самого близкого человека — своего собственного «я». Этот «я» мне привлекателен и любим мною, поскольку он — не глуп, рационален и в меру всеяден. Ему можно доверять. Кстати, о еде. На самом деле еда — важный показатель менталитета нации. Когда приезжаешь в другую страну, то понять ее можно, задав три главных вопроса. Первый — что люди едят? Второй — каковы взаимоотношения мужчины и женщины? Третий — отношение к смерти. — Тогда задам вопрос про второй вопрос — как в России обстоят дела с любовью? И что вы думаете о русских мужчинах? — Не только Россия, но весь мир живет в болезненно патриархальном обществе. Несмотря на то что цивилизованный мир пытается избавиться от этой зависимости, русские мужчины в большинстве своем считают, что «баба должна сидеть дома, поддерживать очаг и рожать детей». И молчать. На мой взгляд, позиция эта тупая, устаревшая и бесперспективная. Женщины сегодня добились определенных свобод и прав, но все равно живут в обществе, построенном по мужским законам. Лишь когда мужчины и женщины поймут свое истинное равноправие, будут уважительно относиться друг к другу вне законов мужской логики, тогда цивилизация шагнет на путь улучшения и просветления. Возможно. — Что бы хотели поменять в своей жизни? — Ничего. Если бы я что-то поменял, то не был бы таким, какой есть в данный момент. Совершал ли я в своей жизни ошибки? Да. Многое можно было бы сделать раньше, проще, с наименьшими потерями. Нравится ли мне моя жизнь? Да. — Вам приписывали громкие романы с красивыми и успешными актрисами... — Громкие любовные романы с красивыми и успешными актрисами в основном придуманы для определенных пиар-акций. Отвечу так: личная жизнь у меня есть, но это моя личная жизнь. Разговаривать о ней публично мне неинтересно. Могу сказать только одно: я — представитель сексуального меньшинства: мужчина, который любит женщин. Такие тоже нужны. — Андрей Кончаловский о своих романах написал две книги, а вы? — Ну, я не Андрон Сергеевич... Если когда-то буду писать мемуары, ближе к 120 годам, то и тогда вы вряд ли узнаете что-то суперинтересное о моей личной жизни. О, у меня есть хорошая, но грустная история на эту тему. Однажды мой приятель спросил в шутку у своей жены: «За что ты меня любишь?», и та неожиданно серьезно и подробно, буквально по пунктам, рассказала за что... Через месяц они развелись. Меня не очень устраивает такой финал жизни. Анжелика Заозерская 22 июля 2018 http://vm.ru/news/518306.html

Татьяна: «Я верю, что мысль материальна» Заслуженный артист России Сергей Чонишвили — о рациональном подходе, бешеном ритме и законе сохранения энергии Актер Сергей Чонишвили откроет свой новый театральный сезон «Методом Гренхольма» по мотивам пьесы Жорди Галсерана. Спектакль режиссера Явора Гырдева сыграют на основной сцене Театра Наций. Корреспондент «Известий» встретилась с заслуженным артистом России и расспросила о многочисленных проектах, в которых он принимает участие. — Над чем вы сейчас работаете? — Записываю аудиокниги «Последний русский царь» Эдварда Радзинского и «Кармалоджик» Алексея Ситникова. С Натальей Семеновой и Алексеем Айги продолжаем работу в спектаклях «Онегин», «Магия музыки, магия слова» и «Русский Гамлет». В июне я снялся в картине Михаила Морскова «Волшебник». Параллельно пишу документальные и обучающие фильмы, рекламу, служу в МХТ им. А.П. Чехова, в Театре Наций, и в «Табакерке» играю в нескольких спектаклях… — Вы никогда не задумывались, что из-за чрезмерной загруженности что-то в жизни упускаете? — Никогда. Я очень долго выстраивал свою жизнь именно в таком графике. Мне нравится, что у меня есть часть работы, которую необходимо делать, потому что я развиваюсь в творчестве и профессии. Есть другая часть работы, которая позволяет мне зарабатывать. А еще есть работа, которую мне просто приятно выполнять, и совсем неважно, сколько мне за нее заплатят. А вот на что у меня действительно не хватает времени, так это обращать внимание на идиотизм окружающей действительности (смеется). Я всё время нахожусь в тонусе. Возможно, такая скорость жизни не очень правильная, но на сегодняшний день она меня полностью устраивает. Я убежден, что большинство людей серьезно меняются с возрастом: другими становятся их характер и мировоззрение. Я же, напротив, только укрепляюсь в своих взглядах, которые в общих чертах сформировались уже к 16–18 годам. — Вы не преувеличиваете? — Нисколько. Услышав мои рассуждения в 25 лет, окружающие мне говорили: «Посмотрим, как ты в 30 запоешь…». Но вот, мне исполнилось 53 года, а я глобально нисколечко не изменился. Только разве что пальцы стали по-другому гнуться, голова поседела, пара зубов стоят на штифтах… Но я собираюсь функционировать еще долго — не только как человек, но и как творческая личность. Поставил себе планку — собираюсь прожить 121 год. До 120 лет буду работать, а в последний год — много путешествовать (смеется). — Вы считаете это реальным при нашей экологии и бешеном ритме жизни? — Вполне. «Наши предки вообще жили по 500», — как написал великий человек Григорий Горин. А бешеный ритм — это прекрасно, потому что этот график помогает нам существовать и чувствовать себя нормальными людьми. У тебя может что-то болеть, но ты всё равно просыпаешься утром, зная, что должен ехать на работу. — Многие ваши коллеги по киноискусству сетуют на глобальное падение уровня образования у молодых людей. У вас есть мнение на этот счет? — Я для себя вывел аксиому, что человеческая цивилизация вообще глобально тупеет. А мы с вами живем в период развития этой деградации. Я не говорю про технологическое совершенствование (оно идет семимильными шагами), а про падение всего человеческого и эмоционального. В глобальном смысле человеческая особь становится глупее и менее заинтересованной в чем-либо. Известно, что история развивается по спирали. Мы сейчас живем где-то в «средних веках», и мне жаль, что я наблюдаю именно этот период. Возможно, я еще застану время, когда человечество опять начнет подниматься. Период «возрождения» ждет нас впереди. Возможно, общий уровень падения человека связан с современными возможностями получения информации. Ее слишком много, и находится она в доступности клика на компьютере, планшете, смартфоне. Например, в мое время нельзя было вбить поисковую команду и получить информацию. Нужно было сесть в троллейбус, доехать до библиотеки, заказать книжку, полистать. Это был другой подход, и я не утверждаю, хорош он или плох. Но трудно не согласиться с тем, что технологические возможности позволяют мыслительной деятельности человека несколько деградировать. Если сегодня попросить добрую половину людей что-нибудь написать от руки, то, скорее всего, их почерк будет похож на почерк второклассника. Это нормально. Это закон сохранения энергии: поскольку технологии сделали большой шаг вперед, человеческий организм должен сделать шаг назад. — Сегодня к человеку предъявляются повышенные требования. Его осведомленность обо всем на свете должна быть максимальной, чтобы быть успешным. — В этом и заключается причина нашего отупения — в стремлении знать все обо всем. Знать все обо всем нельзя. Вернемся к прекрасному и вновь популярному сегодня персонажу Шерлоку Холмсу. Он жил в полной уверенности, что Земля стоит на трех китах, но зато мог отличить грязь Кэмдена от грязи Вестминстера. Каждый человек должен хорошо владеть одним, двумя делами максимум. Обо всем остальном он может лишь иметь какую-то поверхностную информацию… Но если он будет знать всё обо всем, он не станет профессиональным человеком ни в одной области. Каждому из нас нужна только та информация, которая помогает быть специалистом в том, чем ты занимаешься. — Будучи представителем творческой профессии, вы мыслите четко, как компьютер. — Творческим человеком очень удобно быть, потому что можно вроде бы ничего не делать, ведь ты весь такой творческий. Я против такого подхода. Чтобы что-то сделать в этой жизни, нужно научиться использовать свое время рационально. Например, вместо того, чтобы месяц не убираться в квартире, а потом устраивать генеральную уборку, можно просто поддерживать чистоту ежедневно: у тебя капнуло что-то, ты взял и подтер. Я также уважаю тех, кто ценит время друг друга и не тратит его впустую. — В одном из интервью вы сказали, что большие деньги вам неинтересны. Неужели вас совсем не прельщает богатая жизнь? — Если деньги становятся самоцелью — это бред. В этом случае человеку надо срочно обращаться к врачу и пытаться поправить себе мозги. Я искренне не понимаю, зачем людям много денег? Это к вопросу о господине Захарченко, у которого, как оказалось, было обнаружено 9 млрд. Зачем человеку 9 млрд? Он хочет их с собой в могилу унести? 9 млрд — это сумма кретинистически огромная, потому что даже президентский грант, который был выделен для поддержания культуры в нашей стране, исчисляется в миллионах. Денег должно быть ровно столько, сколько тебе нужно на сегодняшний день. Деньги — это просто свобода выбора, как сказал Милош Форман. Если у меня их нет, я думаю о том, как их заработать. Кстати, это прекрасно знал Олег Павлович Табаков. Он всегда помнил, какое количество времени для творчества у него открылось, когда он получил свою первую квартиру. Вместо того чтобы отдавать всего себя заработкам на жилье, он пустил свою энергию в творчество. Поэтому всем молодым людям, поступавшим на работу в МХТ, он прежде всего старался помочь решить квартирный вопрос. Просто для того, чтобы человек начал по-другому использовать свой потенциал. — 3 августа вам исполнилось 53 года. Что для вас значит возраст? — Глобально ничего — очередное 3 августа, которое, как и многие предыдущие, я отмечал на работе. Вообще, что такое возраст, я сформулировал еще в 21 год. Возраст — это количество уменьшения удивления за месяц, неделю, день. — Вы еще верите в чудеса? — Я верю в то, что мысль материальна. Был в нашей жизни один замечательный человек — Олег Иванович Янковский. Он на самом деле обладал способностью материализовывать свои желания. Просто мог сказать: «Очень хочется сыграть в театре за рубежом! В кино я уже снимался, теперь хочу поработать в театре!». Спустя какое-то время у него появлялся международный театральный проект. В чем секрет? Да просто человек этого хотел, подсознательно концентрировал всего себя на этом желании. Я тоже считаю, что мысль вполне может стать материально воплощенной. Конечно, одной формулировки здесь недостаточно. Любая цель должна иметь конкретные шаги. Прежде чем мечтать об «Оскаре», нужно для начала снять фильм, который сможет пройти отбор на международный кинофестиваль. За любой глобальной задачей стоят шаги, которые приводят к ее воплощению. Именно поэтому очень вредно жить одними мечтами — нужно жить здесь и сейчас, нужно здесь и сейчас решать задачи, которые перед тобой стоят. Наталья Васильева https://iz.ru/775434/natalia-vasileva/ia-veriu-chto-mysl-materialna



полная версия страницы