Форум » Интервью » разные статьи » Ответить

разные статьи

Светлана: Газета "Культура", № 34, 30 августа 2007 г., стр.7 ТАЛАНТ НЕ ЗНАЕТ НАЦИОНАЛЬНОСТИ автор Ирина Леонидова Ножери Чонишвили ушел из жизни двадцать лет назад. Но его помнят до сих пор - в Тбилиси, Москве, Омске, в других местах, куда забрасывала его судьба. Российского актера с грузинскими корнями, большого мастера, талантливого человека, театрального деятеля. Омский Дом актера неслучайно носит его имя. Идея этой книги тоже зародилось там, в Омске, где в академическом Театре драмы Чонишвили прослужил много лет. Утвердив обширную издательскую программу, министерство культуры Омской области особое внимание уделило созданию книг и альбомов о жизни и творчестве известных омских актеров. Сборник "Русский актер Ножери Чонишвили" - весьма удачный пример реализации программы и одновременно очень теплая, искренняя, душевно исполненная книга. Ее редактор-составитель - Светлана Нагнибеда, омский театровед, журналист, театральный критик, летописец сценической истории этого сибирского города. Это издание - не просто биографический очерк, хотя подобный жанр весьма ценен и востребован. Книга словно бы "звучит" - пестрой разногласицей человеческих интонаций, мнений, размышлений, рассказов. В качестве авторов пространных или кратких воспоминаний выступают самые разные люди - близкие (отец, мать, жена, сын) и дальние, коллеги, друзья, режиссеры и просто зрители. Здесь приведены дневниковые записи и письма, фрагменты газетно-журнальных откликов, прижизненные спонтанные впечатления и последующие мудрые рассуждения. А среди авторов - Михаил Ульянов, Кирилл Лавров, Валерия Прокоп, Котэ Махарадзе, Виктор Гульченко, Лана Гарон, Сергй Чонишвили и многие другие. Да и голос самого Ножери Чонишвили не теряется в этом слаженном "хоре". Сын русской матери-учительницы и грузинского отца - профессионального революционера, выросший в теплом и многоязычном Тбилиси, он рано начал проявлять творческие склонности. Отец, Давид Чонишвили, фиксирует в своем дневнике, как маленький Жорик учится играть на фортепиано, начинает писать стихи, а затем и пьесы, декламирует, пытается играть. Отец, умерший довольно рано, когда Ножери было всего шестнадцать, словно бы предвидел будущую судьбу сына - человека славного и публичного. И в 1938 году он записал в своем дневнике: "Быть может, мои заметки понадобятся в будущем, если сын мой отличится чем-нибудь в жизни, станут разыскивать каждую букву, каждое слово, написанное о нем. ... И вот я для этого случая пишу". Отец не ошибся. Сын действительно "отличился" в жизни. Великая Отечественная этому не могла помешать, хотя в марте 1943 года юный Чонишвили ушел добровльцем в армию, но и там умудрялся руководить ансамблем солдатской эстрады. Потом, уже во времена мирные, окончил театральную студию при Тбилисском русском театре юного зрителя, где среди его педагогов был, между прочим, сам Георгий Товстоногов, тогда еще тоже очень молодой. В этом ТЮЗе потом и начинал свой творческий путь, позже дороги привели его в российский театр, он много скитался по провинции, пока наконец не осел в Омске. Стал одним из ведущих актеров академического Театра драмы. Не стоит сбрасывать со счетов и то, что издание очень качественно оформлено (дизайн Аркадия Шамигова). Здесь огромное количество фотографий, не только сценических, но и жизненных, воссоздающих историю семьи, клана Чонишвили. Обширен и справочный аппарат. Приведен полный список ролей артиста во всех театрах, где ему довелось работать. Да и каждый автор воспоминаний представлен достаточно подробно. Многие, очень многие сценическуие образы Ножери Чонишвили, как этапные, так и маленькие, проходящие, оживают на страницах этого сборника. Но из разрозненных фрагментов-пазлов вдруг складывается целая картина - яркая, красочная, запоминающаяся. Картина "его жизни в искусстве", но и не только. Как он работал, о чем думал, с кем дружил, кото любил, что его радовало, а что печалило? Так "жизнь в искусстве" накладывается на человеческую судьбу - возможно, непростую, но очень достойную. А это всегда важно - увидеть под всеми многочисленными актерскими "масками" живое человеческое лицо. И услышать диалог далеких героев и человека современного. Благодаря этой эмоциональной разноголосице, разноинтонационности подобное удалось в полной мере. А значит, и память о большом "русском актере Ножери Чонишвили" будет жива не только для его близких, но и для всех тех, кому все еще нужен театр.

Ответов - 31, стр: 1 2 All



полная версия страницы